Алексей Венедиктов: «Журналист должен оппонировать всем»

Алексей Венедиктов – историк, главный редактор «Эха Москвы» и один из лучших интервьюеров в России рассказывает о журналистике без политики.

— Почему радио живет в мире Интернета и мультимедиа?

— Радио с самого начала своего существования было самым дешевым и доступным медиа. Конечно, Интернет составил ему большую конкуренцию, но сегодня радио развивается в ногу со временем, появляются подкасты и новые форматы вещания. Я думаю, что радио будет мутировать в направлении коммуникации. Это значит, что будет меньше информирования и больше обсуждения, интерактивности. У радио, как и у Интернета для этого широкие возможности. Например, происходит авария на химическом заводе, мы выходим в прямой эфир и просим экспертов, тех, кто работал на подобных предприятиях, рассказать нам, что могло произойти. И тут же появляется семь-десять звонков, начинается обсуждение. Это и есть коммуникация.

— «Эхо Москвы» часто называют оппозиционным СМИ. Как вы к этому относитесь?

— Нормальный журналист всегда должен оппонировать власти, потому что она принимает решения, которые касаются каждого из нас. Журналист независимо от своих убеждений должен искать в них дыры. Это могут быть недодуманные меры или ущерб чьим-то интересам, все что угодно. Главное говорить власти об этих недостатках. Поэтому я отделяю оппонирование как право на дискуссию от оппозиционности. Ни я, ни мои сотрудники не принадлежим ни одной партии. Это антиконституционно, но прописано в уставе «Эха Москвы». Мы должны видеть плюсы и минусы любого решения, любой инициативы власти. Приведу пример.

Предположим, в вашем городе на какой-то улице хотят сделать трамвайную линию. Это инициатива муниципалитета, которую поддерживают экологические движения. Но есть и обратная сторона. Жители улицы и владельцы магазинов могут быть против, потому что трамвай затруднит движение транспорта и придется отказаться от парковочных мест. СМИ должно сказать: да, трамвай имеет свои плюсы, но есть люди, чьи интересы будут задеты. Муниципалитет сразу обвинит вас в оппозиционности. Но разве это политическая позиция? Это оппонирование.

— Как «Эху Москвы» удалось сохранить репутацию взвешенного и «оппонирующего» радио на протяжении 20 лет?

— Нам 22 года, и мы каждый день бьемся за репутацию. Мы постоянно разбираем косяки, которые случаются нередко. Например, как только я улетел в Калининград, на нашем сайте появилась новость: «Кудрин не будет мигрировать». Сразу начали писать пользователи, получилось смешно. Смех – это урон репутации. Тоже самое касается позиции оппонирования. Мы можем задать любой вопрос любому человеку, но если мы один раз испугаемся, то нашей репутации не будет. Поэтому когда меня попросили взять интервью у Жозе Баррозу без вопросов по Сирии, я отказался. Был похожий случай после избрания Обамы. Мне обещали первое интервью, там было много условий: прилететь в США, ждать окна в его расписании несколько дней, работать с переводчиком, но самое главное, мне дали 10 минут. Всего 10 минут, это максимум три вопроса с переводом. И я отказался. Очень жалел потом, но, в конце концов, это же «Эхо Москвы», нам 20 лет, мы видели уже несколько президентов США, и Рейгана, и Клинтона, и Буша.

— Вы выступали против создания Общественного телевидения в России. Почему?

— Потому что это бессмысленное занятие в существующей ситуации. Сегодня в том формате, в котором это сделано, это никакое не общественное, а государственное телевидение, которое не добавляет нового контента по сравнению с другими телеканалами. Почему телевидение должно воспитывать гражданское общество, как это прописано в задачах общественного канала? У СМИ всегда было три основных функции: информационная, познавательная и развлекательная. А воспитание общества – это демагогия. Нельзя сделать общественное телевидение по заказу. На это нужен запрос самого общества, оно должно быть готово по-разному платить за него. Сегодня общественное телевидение существенно уступает и ВГТРК, и Первому каналу. Поэтому я считаю, что это решение не правильное, не эффективное и бесполезное. Люди ждали, что после Болотной и после появления общественного телевидения будут немедленные результаты, сразу появится гражданское общество. Так не бывает.

— Как вы считаете, станут ли блоги и социальные медиа полноправной заменой СМИ?

— Любой человек, который ведет аккаунты в социальных сетях, является протожурналистом. Даже если вы просто выкладываете свои наблюдения в социальном поле, у вас уже есть аудитория и контент. Главная проблема блогов – уровень дезинформации. Возьмем простой пример. Вы пишете у себя в Твиттере: «В Калининграде дождь». У вас сто или тысяча читателей, которые не посмотрят прогноз погоды и положат в сумку зонт. А теперь предположим, что вы соврали. Журналист в этом случае будет отвечать за публикацию непроверенной информации, вы – нет. Дмитрий Медведев, будучи президентом, не был активным пользователем Интернета, потому что там много непроверенной информации, а глава государства не может пользоваться такими сведениями для принятия решений. Интернет – это зона для манипуляций. С другой стороны, сообщения о теракте в Домодедово появилось в Твиттере раньше, чем в официальных источниках. В этой ситуации «Эхо Москвы» тиражировало эту информацию, и она подтвердилась. Но есть и обратный пример. После терактов в московском метро блоггеры писали, что было три взрыва. СМИ быстро распространили эти сведения. «Эхо» удержалось, и правильно, потому что взрывов было два.

— Как изменились функции медиа в новых технологических и социальных условиях?

— 5 тысяч лет люди занимались поиском информации и принятием решений на ее основе. Видишь мамонта – бросай копье, нашел товар – надо брать. Сейчас мозг человека начинает перестраиваться, актуальнее становится вопрос отбора, а не поиска информации. Любой пользователь Интернета сможет сам узнать факты за несколько минут. Это не работа журналиста. Медиа сегодня должны предлагать анализ, сопоставление, выводы. Нужно улавливать то, что еще не видно всем. Например, еще до дела Сергея Гуриева (экс-ректор РЭШ – прим. корр.) я задавал Владимиру Владимировичу (Путину, прим. корр.) вопрос о «сталинских нотках» в политике.

— Почему сайт «Эха Москвы» публикует блоггеров?

— Потому что самое ценное в блогах – это расследования. Представьте, сколько людей имеют аккаунты в соцсетях. Все они являются профессионалами, каждый в своем деле, и только профессионал может подчас провести грамотное расследование. Например, человек, живущий в каком-нибудь штате США, знает, по каким правилам там проходят операции с недвижимостью и он, находясь внутри системы, может разоблачить коррупционные схемы какого-нибудь российского чиновника. Он увидит то, что не разглядит журналист. Потому что журналистов физически меньше, у них мало времени, они заняты другой работой. Поэтому сайт «Эха» – это площадка для блоггерских расследований. Мы публикуем записи и за, и против, но не комментируем их, потому что это не наша ответственность, мы не знаем, где правда. Да, с нами судятся, но мы просто даем одним возможность сказать, а другим – ответить. Мы не допускаем личные выпады. Когда начинается: этот – вор, тот – вор, мы просим сначала сказать, что украли.

— Как вы относитесь к проблеме объективности СМИ?

— Как могут быть объективными новости, которые пишет человек? У каждого из нас есть бэкграунд, есть свои понятия о добре и зле. Даже в отборе информации журналист руководствуется своими внутренними убеждениями. Редакционная политика «Эха Москвы» — это тоже отражение моих понятий о добре и зле. Возможна минимизация субъективности, но абсолютной беспристрастности в СМИ нет и никогда не будет.

Тоже самое касается политики. Когда я говорю о решениях политиков, я думаю об их мотивации, потому что о том, что они сделали, можно прочитать в газетах. Меня волнуют причины. Три года назад я присутствовал на встрече с Владимиром Владимировичем Путиным, где речь зашла об усыновлении детей. И он очень эмоционально начал говорить о том, что нельзя отдавать наших детей иностранцам, что все они должны оставаться в стране. Это его внутреннее убеждение, и сейчас в «Законе Димы Яковлева» он просто реализовал то, во что искренне верил.

— Какие качества, по вашему мнению, важны для начинающего журналиста?

— Широкое, но не глубокое гуманитарное образование, обязательное знание двух иностранных языков, желательно в совершенстве и любопытство.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: