Бо Силай — история китайского политика

Бо Силай Политика

«Свернёт ли КНР на «чунцинский путь» Бо Силая, вернувшись к маоистским принципам руководства, или возьмёт курс на полную либерализацию всех сфер общественной жизни?» — вот в чём на самом деле заключается главный вопрос

Завершившееся судебное разбирательство над бывшим видным функционером Коммунистической партии Китая (КПК) Бо Силаем является, на первый взгляд, абсолютно локальным событием, своего рода «ЧП районного масштаба».

Однако на протяжении почти полутора лет, прошедших с начала опалы «красного принца Бо», ведущие мировые СМИ продолжают уделять ему повышенное внимание. Например, новости Китая.

В самом Китае суд над Бо Силаем называют «процессом века». Оба этих обстоятельства являются очень показательными и не могут не вызвать закономерный вопрос: «Каковы истинные мотивы смещения со всех постов и последующего ареста бывшего министра торговли и секретаря парторганизации города Чунцин?»

Отмечу, что «принцами» в Китае называют детей высокопоставленных партийных и государственных деятелей, пострадавших в период так называемой культурной революции, а впоследствии реабилитированных. Многие из этих престарелых гуру китайской политики по сей день оказывают неформальное, но существенное влияние на формирование «генеральной линии партии».

Политологи говорят о трёх возможных причинах опалы одного из «принцев» — популярного и перспективного Бо Силая. Кто-то говорит о борьбе кланов внутри КПК, некоторые считают, что дело в продолжающейся в КНР борьбе с коррупцией на всех уровнях государственной управленческой пирамиды, а другие полагают, что подобным образом пришедшее к власти «пятое поколение» китайских руководителей укрепляет свой авторитет и улучшает имидж в глазах простого народа.

Каждая из этих точек зрения содержит в себе определённое зерно истины. Но ни одна из них не объясняет, почему это рядовое, в общем-то, для современного Китая событие оттеснило в информационном пространстве на второй план другие, традиционно важные для КНР темы — проблемы экономического развития, замедление роста ВВП, торговые войны с США, перманентные споры с Японией, противостояние с Тайванем и т. д.

Что касается пресловутой борьбы кланов, то она не прекращалась в Китае никогда и шла во все времена, при всех формах его общественно-государственного устройства. Когда-то приближённые соперничали за расположение императора, затем Гоминьдан боролся с коммунистами, затем уже сами партийные бонзы стали бороться за близость к «великому кормчему» — Мао Цзэдуну.

Процессы, происходящие внутри компартии Китая сейчас, можно охарактеризовать как продолжающуюся (и, в определённом смысле, ставшую уже обыденной) борьбу различных партийных группировок за место у «престола предков», опустевшего после смерти Мао. До недавнего времени Бо Силай считался кандидатом в члены постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. В него входит всего девять человек — это действительно «элита элит», самые влиятельные люди в Поднебесной. Более того, многие прочили «принцу Бо» высший пост — Генерального секретаря ЦК КПК. Ничего принципиально нового в устранении очередного претендента на высокий пост нет ни для политической системы КНР, ни для всего китайского общества в целом.

Коррупционная составляющая в деле Бо Силая, действительно, занимает не последнее место. Более того, с формальной точки зрения она (наряду с обвинениями в злоупотреблении властью) является определяющей. Карьера Бо Силая «внезапно» оборвалась на самом взлёте, в марте 2012 года, после серии вспыхнувших один за другим скандалов. Серьёзным ударом по его репутации стало обвинение жены политика, Гу Кайлай, в убийстве английского предпринимателя Нила Хейвуда. Согласно официальной версии, Бо Силай, используя служебное положение, пытался отвести подозрение от своей супруги и оказывал давление на следствие.

Также ему инкриминируется коррупционная деятельность, взяточничество и хищения. Однако ни для кого не секрет, что при нынешнем «социализме с китайской спецификой» (читай — капитализме под контролем коммунистической партии) в подобных прегрешениях можно обвинить многих китайских партийных функционеров и государственных чиновников.

Более того, Бо Силай, будучи главой партийной организации города Чунцин, сам инициировал кампанию по борьбе с организованной преступностью и социальным неравенством. Он открыто критиковал возникшее в китайском обществе разделение на богатых и бедных и ратовал за частичный возврат к практике маоистской «культурной революции».

Так или иначе, жители Чунцина до сих пор вспоминают Бо Силая с благодарностью. «Бо для нас — это деревья, которые он посадил, дома, которые он построил, и рабочие места, которые он создал» — так отзываются о своём бывшем руководителе простые горожане. На своей должности Бо Силай добился впечатляющих результатов, недаром в своё время китайские СМИ говорили об успешности «чунцинской модели».

Третья из названных выше причин — укрепление авторитета нынешней верхушки КПК — также представляется не слишком убедительной. Многие китайские политологи считают, что столь громкое анонсирование этого судебного процесса, напротив, сослужит имиджу КПК плохую службу. Они говорят о том, что Бо Силай стал для партии, образно говоря, «горячей картофелиной». Бесспорно, что «красный принц Бо» обладает информацией, способной скомпрометировать очень и очень многих. Другое дело, что в полном объёме он, скорее всего, не раскроет её никому и никогда.

По-видимому, из-за этого суд над Бо Силаем так долго откладывался. Помощник бывшего Генерального секретаря КПК Чжао Цзыяна так охарактеризовал сложившуюся ситуацию: «Это ненормально. Прошло слишком много времени. Это не очень хорошо для имиджа партии». Учитывая присущую китайцам сдержанность и политкорректность, эти слова можно расценивать как жёсткую критику действий по организации и информационному освещению судебного процесса над Бо Силаем.

С моей точки зрения, было бы слишком поверхностным расценивать этот суд как очередной этап в очередной антикоррупционной, политической или пропагандистской кампании.

В действительности на наших глазах, буквально «здесь и сейчас», решается, в каком направлении пойдёт дальнейшее развитие Китая. Суд над опальным политиком Бо Силаем — это всего лишь надводная часть огромного айсберга нерешённых проблем, существующих в современном китайском обществе.

«Свернёт ли КНР на «чунцинский путь» Бо Силая, вернувшись к маоистским принципам руководства, или возьмёт курс на полную либерализацию всех сфер общественной жизни?» — вот в чём на самом деле заключается главный вопрос. Ответ на него мы с вами узнаем в ближайшее время. Впрочем, не исключено, что руководство КНР попытается «убить крысу, не разбив вазу» — показательно осудит Бо Силая, но при этом возьмёт на вооружение самые эффективные из применявшихся им приёмов политического менеджмента.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: