Борис Долгов: Успехи в борьбе против ИГИЛ зависят только от России

О том, ждёт ли ИГИЛ* (организация запрещена в России) крах в 2016 году, почему в итоге всем уже известное название «Исламское государство» стало не географическим, а террористическим, специально для «Пермской трибуны» рассказал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов.

Истоки

ИГИЛ* и структура, сформированная «Исламским государством» на территории Ирака и Сирии, — это феномен, выросший из двух моментов. Первый — военно-политический, связан с продолжением кризиса в Сирии. Известно, что эта группировка возникла во время оккупации Ирака войсками США в 2005–2006 годах. Изначально своё государство ИГИЛ* хотело построить именно в Ираке. Только потом уже их идеологи заговорили о Сирии, Палестине, Иордании и Ливане. Поэтому неудивительно, что когда в 2011 году разгорелся конфликт в Сирии, то ИГИЛ* активно включилось в борьбу против Башара Асада. В тот период страны, боровшиеся против него (США, монархии Персидского залива, Турция), помогали всем радикальным группировкам, в том числе и «Исламскому государству».

При помощи бывших офицеров Саддама Хусейна ими было захвачено большое количество оружия от бежавшей иракской армии. Когда ИГИЛ* набрало силу и начало угрожать своим западным спонсорам через бесчеловечные казни заложников, тогда американцы и европейцы почувствовали всю серьёзность исходившей от них угрозы.

Второй момент, связанный с этим феноменом, — идеологический. Он соотносится с построением так называемого справедливого государства, основанного на соблюдении законов Корана, шариата и сунн. Адепты ИГИЛ* считают, что исламское государство — это воплощение воли Аллаха. Идеалом для них служит жизнь в общине времён пророка Мухаммеда. Именно в ней, по их мнению, был самый «чистый», не подверженный изменениям ислам. Справедливость, как считают их идеологи, лежит прежде всего в равенстве всех мусульман — в независимости от их сословного состояния и национальности. Кроме того, в этой идеологии важны этические нормы —запрещение однополых браков, прелюбодеяния (за это обычно побивают камнями), воровства и т.д. В реальности, как это часто бывает со справедливыми теориями, с идеей справедливого исламского общества практически ничего не вышло.

Война как образ жизни

Почему ИГИЛ* стало террористическим движением, а не превратилось в реальное государство? Во-первых, потому что осталась военизированная структура, желавшая свергнуть Башара Асада. Во-вторых, ударной группировкой ИГИЛ* с момента её возникновения, стали иностранные наёмники, прошедшие другие «горячие точки». Для них война стала образом жизни, чему доказательство их преступления, которые я сам лично видел, — отрубание голов «неверным», сжигание людей живьём.

Также наёмники едут ещё и за деньгами, поскольку в ИГИЛ* им очень хорошо платят. Широко известна история их бизнеса, основанного на иракской и сирийской нефти. Плюс ко всему большие доходы этому движению приносит продажа захваченных исторических ценностей. Сейчас, конечно, эти средства сокращаются — нефть уже идёт не таким потоком в ту же Турцию, но все-таки идёт.

Сила ИГИЛ* — не в нём самом?

«Исламским государством» управляет Консультативный совет, во главе которого стоит Абу-Бакр Аль-Багдади. Он состоит из наиболее уважаемых в ИГИЛ* богословов и военных (в основном это бывшие офицеры Саддама Хусейна). Противоречия в руководстве организации есть, но они касаются личных амбиций отдельных его членов, а не идеологических моментов. Это ли мешает быстро победить ИГИЛ*? Нет. Прежде всего проблема в сирийском кризисе — против Асада воюет очень много исламистских группировок.

Кроме того, у Турции, монархий Персидского залива, России, США — разные цели в Сирии. Большинство участников конфликта хотят не ликвидировать ИГИЛ*, а свергнуть Асада. Соответственно, общей борьбы против «Исламского государства» не получается.

Также нужно сказать, что в ИГИЛ* нет консолидирующей фигуры, уничтожив которую оно почило бы в бозе. Да, если убить Абу-Бакр Аль-Багдади — это будет существенный удар по организации, но не более того.

Угрозы растут

Мир меняется, особенно в Европе, где ислам набирает силу. Опасность состоит в том, что он локализуется в отдельных странах. Так, во Франции и Бельгии есть достаточно много людей, исповедующих радикальные его течения. Угрозы исходят и со стороны беженцев, среди которых точно есть сторонники и агенты ИГИЛ*. Соответственно в Европе теперь чаще чем когда-либо присутствует опасность возникновения терактов.

В итоге, я думаю, в 2016 году все успехи на фронте борьбы против ИГИЛ* зависят только от России. Если они будут такими же заметными, как в 2015-м, тогда наша страна, возможно, сформирует коалицию из некоторых стран ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности). Будет ли в этом случае конечная победа над ИГИЛ* в 2016 году? Сомневаюсь, потому что до сих пор есть очень много других держав, которые этого не хотят. А значит, и для России — для её юга, Кавказа и для стран Центральной Азии угроза от ИГИЛ* существует.

ИГИЛ* — террористическая организация, запрещённая в России!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: