Бортмеханик вертолёта Ми-8: интервью

Рассказ тюменского бортмеханика о работе в местной авиакомпании.

Егор — сотрудник крупной авиакомпании, где он бортмеханик вертолёта Ми-8. Сначала работал с техникой на земле, после переподготовки, стал обслуживать вертолёт в полёте. Тобольск, Сургут, Усинск и многие другие города в его списке ежемесячных посещений в составе экипажа. О том, почему так трудно стать пилотом, сколько девушек в авиакомпании и чем сложнее управлять-вертолётом или автомобилем, поделился Егор Якин.

Уроки географии

История про увлечение небом началась в 1998 году, когда с семьей попал на аэрошоу в родном Новосибирске. Понравилось так, что записался в авиаклуб: прыжки с парашютом, ознакомительные полеты на самолетах и вертолетах в «Школе юного пилота». Мне было 15, когда я впервые прикоснулся к управлению самолетом, это был легендарный трудяга — Ан-2.

Конечно же дальше я задумался поступать в лётное, мечтал стать военным пилотом вертолета. Старшие товарищи отговаривали, мол, дома не будешь бывать – но в те годы это казалось не таким уж и важным. Сначала отказали в приемной комиссии военкомата из-за плоскостопия, а после и в гражданской авиации история повторилась. Решил, что авиационный техник – это близкая специальность, вот и отучился.

После учебы работал в родном аэроклубе, обслуживал вертолеты и самолеты, оставалось время и на приобретение навыков пилотирования. Но в большей степени — это было увлечение спортом, нежели серьезная работа, а хотелось совершенствоваться дальше. После этого несколько лет в Сибирском научно-исследовательском институте авиации им. С.А. Чаплыгина работал с любимой техникой – вертолетами Ми-8.

Кроме того, удалось принять участие в испытаниях самолетов Великой Отечественной войны, после их реставрации – Миг-3 и И-16, и еще нескольких легких экспериментальных самолетов. За все время работы техником освоил больше десятка типов летательных аппаратов – по пальцам перечислять своих рук уже и не хватит.

Раз в городе есть аэропорт – значит и работа для меня найдется. С таким убеждением я переехал из Новосибирска в Тюмень. Устроился работать в аэропорт «Рощино», где занимался обслуживанием самолётов, а после переподготовки вернулся к вертолету Ми-8. Только работаю уже больше в небе.

География наших полетов – практически весь север Сибири и Коми с очень разнообразной и интересной природой. Иногда выдается время сделать несколько фотографий и рассказать друзьям, опубликовав фото с коротким описанием в социальной сети – своего рода «уроки географии».

«Собирайся, через два часа вылет»

В авиации, насколько бы точной она не была, планировать жизнь и работу очень сложно. Например, вчера вечером я узнал, что сегодня не работаю — можно посвятить время активному отдыху, устроив однодневный веломарафон, либо провести время творчески — прогуливаясь с фотоаппаратом. А после обеда меня могут вызывать на работу сообщением «через два часа вылет» (прим. ред. – Егора вызвали на работу спустя 2 часа).

В компании несколько отрядов, каждый отряд делится на эскадрильи. В экипаже Ми-8 три человека: командир, второй пилот и бортмеханик.

В советское время состав экипажей был закреплен – все очень хорошо друг друга знали, да и сами были почти «семьей». Сейчас такую систему практикуют не часто, состав экипажей меняется — просто «семьи» стали больше. На работе ведь мы порой бываем дольше, чем дома с родными.

Со стороны кажется, что вертолет летит легко и просто, на самом же деле, это совокупность конструкций, систем и действий, которые нужно постоянно контролировать.

Вертолётом управлять легче, чем автомобилем

Гражданская авиация не требует навыков парашютного спорта, поэтому и на борту вертолёта их нет, зато есть пассажиры. Любой из нас в сложной ситуации примет все меры, чтобы посадить машину, благополучно и безопасно завершить полёт.

В нашей компании я не знаю женщин, управляющих вертолётами. Среди знакомых есть девушки — пилоты и самолетов, и вертолетов. В большей степени – это все же мужская профессия, в первую очередь из-за нагрузок.

Две педали, три датчика и автоматическая коробка передач – это слишком мало, для того, чтобы во время поездки я был спокоен. Я привык контролировать в работе вертолёта десятки показателей. В машине всего этого нет, а держать под контролем хочется всё.

По началу полёты и небо казались романтикой, но романтика быстро заканчивается. При этом работа не перестает быть интересной, а вот отношение меняется.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: