Фестиваль «True Story Fest»

Фестиваль правды в Тюмени собрал более 1000 зрителей всего за одну неделю.

Все привыкли, что бизнесмены повсеместно хвастаются своими достижениями, тщательно скрывая промахи и неудачи, которые так или иначе сопутствуют предпринимательской деятельности. Но есть среди тюменских бизнес-акул и те, кто не стесняется признаться в том, что ошибки свойственны абсолютно каждому человеку и им – в том числе.

Фестиваль «True Story Fest» — это:

  • 2 часа – от появления до оформления идеи
  • 10 дней – на поиск и согласование площадки для выступления
  • 5 человек – спикеры и столько же – помощники в организации
  • 150 тысяч рублей – потрачено на аренду Большого зала в ДК «Нефтяник»
  • 1000 человек – гости первого мероприятия подобного формата в Тюмени

Илья Пискулин, Павел Катигаров, Александр и Артём Андросовы, Валерий Гут и Фёдор Селиванов на открытой встрече «без галстуков» в формате stand-up рассказали о своих эпичных провалах. Если вы не попали на это беспрецедентное мероприятие – рассказываем, что вы пропустили.

Во всех школах, где я учился, всегда сидел на последней парте. Однажды девочка, которая мне нравилась, Аня, неожиданно сказала: «А Артём Андросов сказал, что ты – мажор». Это было ощущение полного бессилия. Я на полном серьёзе не знал, о ком идёт речь, и кто такие эти мажоры…

Однажды для большой энергетической компании мы в нашем маркетинговом агентстве делали большое исследование. Совет директоров, всё предельно серьёзно. Специально для защиты исследования купил строгий костюм. За 5 минут до момента Х кинул листки с тезисами на ковёр, стал поднимать и услышал треск рвущихся штанов.

Вышел к этим самым директорам на селектор и честно признался: «Мужики! У меня порвалось очко, но я могу приехать».

Один из них тут же выдал «Давайте дадим парню шанс!», а второй – «Платим на сотку больше!». Так мы получили бонус за исследование, а тот костюм я больше не надевал ни разу.

Когда мы купили «Колбас» и он только-только начинал работать, мне позвонила посетительница. Жаловалась, что ей слишком долго несут кофе. Делать нечего, приехал на место. Оказалось, что на всё заведение на тот момент была одна кружка и 4 ложки. Оказывается, их надо было заранее принять и пересчитать, но кто бы знал…

Был случай, когда мне приходит смс от приятеля: «Из вашего заведения бежит вереница людей и, походу, это ваши сотрудники». Оказалось, они подумали, что, если зарплату задерживают на день, значит её не будет вообще. Так и ходили по Тюмени в рабочей форме. Потом вернулись.

Когда я был студентом, захотелось выпускать собственную газету. Взял у родителей денег, но мой проект провалился. Так папа потерял 1,5 млн рублей…

Мы с другом, который находился в Москве, работали вместе по удалёнке. Заказ на изготовление флеш-игры взяли сразу, хотя никогда этим не занимались. Всё получилось, игра работала и пользователи, успешно её пройдя, могли претендовать на приз от известной компании.

Одним обычным утром программист был бледный, как мел. Оказалось, что он накосячил в коде, и вместо 300 победителей получилось 300.000. Цена подарка – 500-700 рублей. Заказчик предложил минусовать стоимость каждого выданного из нашей з/п. Дело – дрянь…

К счастью, за призами обратилась лишь 1000 человек и призы им выслал за свой счёт партнёр конкурса. Но мандраж остался ещё надолго…

В 2012 году я пытался продавать digital production. Ничего не получилось, потому что никто не знал, что это такое.

Года 3 назад друг предложил запустить пельменный цех и начать продавать эти самые пельмени. Название придумали – «Столица деревень». Выпустили сразу 10 тонн (!) пельменей, которые оказались никому не нужны: у нас купили примерно 300 кг и на этом – всё. Наверное, IT-шники и лепка пельменей – плохо совместимые вещи: про наши тогдашние убытки предпочитаю не вспоминать.

Когда в этом году проводился «Тотальный диктант», участие в создании и поддержке сайта принимала наша компания. Случилась DDOS-атака и сайт «полетел». О том, что что-то пошло не так, наши программисты узнали из новостей на «РБК».

Всегда шучу, что трудно жить плохо человеку с моей фамилией, но промахи всё же были. В сентябре 2010 года должен был выйти номер журнала «National Business». Мои коллеги не верили, что мы реально делаем федеральное издание и у нас что-то из этого получится.

Тогда поставил себе цель: пока не соберём на рекламе 7 млн рублей, не буду брить бороду. Все странно на меня косились: тогда не было моды на бородачей. В итоге собрали 7,2 млн. Этот рекорд в Тюмени никто не побил до сих пор, а я тогда был первым хипстером города.

Когда журнал «tmn» ещё никто не знал и все называли его «какое-то тэмэнэ», мы приняли решение поставить на обложку фото Собянина. Нет, мы с ним не согласовывали, просто написали большой материал, сделали крутую обложку и готово.

Рейтинги взлетели до небес и отношение к изданию в корне поменялось. Так что в любой непонятной ситуации или, когда дела идут плохо, — используйте образ Собянина. Это реально работает, мы проверяли!

Мы продавали около 300 эпплфонов в месяц и почти все из них были «серыми». Когда запасы товара заканчивались, а надо было что-то продавать – шли в «Связной», покупали там и продавали у себя.

Из-за рабочего графика иногда довольно редко бываю дома. Однажды смотрю, ребёнок научился ходить. Самостоятельно. Говорю жене: «Ира, смотри, он ходит! Реально ходит!». Такого вдумчивого взгляда не встречал до этого ни разу.

Однажды с другом купили 2 фуры огурцов: китайцы в Тюмени продавали их по 5 рублей за 1 кг, а в Сургуте на рынке они стоили по 35. Двое суток тряслись по кочкам до места Х, разгрузили и… пипец. Оказалось, накануне приехали 3 грузовика с огурцами из Узбекистана, и продавали местным огурцы за те же 5 рублей.

Это было жестоко. Мы ничего не заработали и даже ушли в минус: водитель машины ждал оплату. Друзья ещё несколько лет называли меня и моего друга Серёгу огуречными королями…

Наша компания была первой в Тюмени, у которой появилась японская автовышка, которая может подняться до уровня 5-го этажа. Чтобы её купить, а стоила она тогда 2,2 млн рублей, мы с другом копили несколько лет, подрабатывая промышленными альпинистами.

Оформили покупку, перечислили деньги, стали ждать, когда машину пригонят из Владивостока. Когда прошло пара месяцев, стало понятно, что что-то не так. Оказалось, продавец кинул не только нас, но и ещё кучу народа, включая покупателей из Японии.

С помощью цепочки случайных знакомств вышел на местную мафию, которые предложили помочь вернуть машину в обмен на 50% её стоимости. Терять было нечего, согласился.

Машину в итоге доставили в Тюмень, а тем ребятам отдавали потом не 1,1 млн, а 700 тысяч: 400 тысяч долга мне простили за мой им подарок: модельки автовышек и несколько кг отборного муксуна. После этого покупали ещё несколько автовышек, но те японские всё-таки – самые лучшие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: