Интервью с бывшим малолетним узником фашистского концлагеря

Интервью с бывшим малолетним узником фашистского концлагеря Общество

Война. Десятки тысяч советских детей оказались за колючей проволокой нацистских лагерей. Болезни, голод, непосильный труд, издевательства удалось пережить немногим. Уцелел лишь каждый десятый.

Надежде Щелоковой повезло. Она осталась жива. Нацистский лагерь в белорусском городке Слуцке оставил в ее памяти страшные воспоминания.

«Лисичкин гостинец»

— Надежда Ивановна, вы ведь были совсем маленькой, когда началась Великая Отечественная.

— В 1941 году мне исполнилось всего три года. Но детская память оказалась на редкость цепкой. Сама удивляюсь. Я помню все, что происходило вокруг, настолько ясно и хорошо, словно это было вчера.

— Жили в деревне?

— В Смоленской области, недалеко от города Ярцево, в Духовщинском районе. Деревенька глухая. Сегодня ее уже и в помине нет. Родители мои были колхозниками. Мама работала в поле, а отец — в лесу. Он часто приносил мне замороженный белый ситный хлеб, что оставался от обедов, и называл его «лисичкиным гостинцем».

— Жили бедно?

— А кто в то время жил богато? Соломенный дом. Земляной пол. Помню, что его лопатой чистили. Я была худенькая, тощая, но егоза, каких поискать. На месте совсем не сидела.

— Помните начало войны?

— Разумеется, 22 июня я не помню. Но в один из дней мы увидели в небе тучу немецких самолетов. Бомбардировщики летели в сторону Москвы. На улицу высыпала вся деревня. Тишина, только натужный вой моторов. А потом раздался гул от взрывов. Когда самолеты шли обратно, мама схватила меня за руку и подальше от беды домой затащила.

— Отца забрали на фронт?

— Он ушел вместе со всеми. А потом попал в плен под Ржевом.

— Возле вашей деревни военные действия велись?

— Нет, боев не было. Но войска шли. Помню, стоим возле околицы, а мимо солдатики на запад идут. Бравые, молоденькие, в касках, а сзади целая телега котелков. Спустя неделю они возвращались обратно. На телеге вместо котелков раненые. Один бедолага, весь перевязанный, все смотрел, словно прощался. А потом появились немцы.

«Пьяница» — страшное оружие

— Многие из тех, кто тогда оказался в зоне оккупации, вспоминают, что передовые части вермахта, те, что участвовали в боях, особо не лютовали на захваченных территориях?

— Это действительно так. Сначала появились мотоциклы, но проехали мимо. Потом пришли солдаты. Автоматы на шее, белые исподние рубахи, рукава закатаны: «Матка, яйко, млеко». У нас петух красивый был, большой, с огромным ярким хвостом. Немец за ним погнался, а я давай кричать, петю защищать. Фашист на мать злобно закричал: «Киндер, цурюк!» Мол, забери ребенка, и автомат поднял.

— Немцы останавливались в вашей деревне?

— Даже жили в нашем доме. Солдаты спали на полу. Когда мама меня ночью в туалет водила, приходилось перешагивать через них. Один из немцев как-то сахаром угостил. Мама испугалась: «Не бери». Но я взяла.

— Зверства нацистов вас затронули?

— После того как ушли передовые части, в деревне появились эсэсовцы. Стали выявлять партизан, коммунистов. До сих пор стоит перед глазами женщина, мать двоих детей. Почему ее повесили, не знаю. Но зрелище страшное. А однажды и мы чуть не попали под раздачу. Мама ходила в лес, нарвала ведро голубики. Ягода с подвохом: за раз много есть нельзя. Ее у нас еще называли «пьяница». Немецкий солдат увидел, отобрал и съел почти полведра. Спустя пару часов у него живот скрутило. Маму чуть не забрали. Хорошо, староста вступился, объяснил, как дело было. А потом пришла весточка от папы, что он в плену. И мама пошла его вызволять.

— Из плена?

— Немцы иногда отпускали солдат, если за ними родственники приходили. Но ему все равно потом пришлось прятаться в колодце. По ночам вылезал. Помню, целовал нас с мамой. Спустя время все равно воевать ушел. Да так и погиб.

А вместо счетных палочек — вши

— Осенью 1941-го немцы вас вывезли из деревни. Вы уже знали, куда и зачем?

— Нет, конечно. Пригнали грузовики, погрузили в кузов и отвезли сначала в соседнюю деревню. А потом в Ярцево (Смоленская область). Я тогда заболела одновременно тифом и корью. Помню, сижу в чужой избе на печке, а внизу немцы за столом ужинают, смеются, ноги на стол задрали. Мне так захотелось блинов со сметаной.

Мамочку прошу: «Принеси мне блинов». И она их достала. Но поесть я не смогла: они мне горькими показались. Такое бывает при тифе. А потом нас погрузили в вагоны. Голый деревянный пол, нары. Ночью просыпаюсь — рядом женщина холодная лежит, мертвая. Я в крик. Спустя несколько дней привезли в Слуцк, в лагерь.

— И вы оказались за колючей проволокой.

— Вышки, собаки. Бывший военный городок стал концлагерем сначала для военных, а потом для гражданских. Два этажа, в казармах сколоченные из досок нары. Конец ноября, на улице холод. А на третьем ярусе нар духота страшная. Кушать давали баланду с непонятной травой и малюсенький кусочек хлеба. Я все время просила у мамы еду.

До сих пор, как проголодаюсь, перед глазами встает эта картинка из детства. Мама по ночам вместе с другими женщинами делали подкопы под колючей проволокой и ходили в город просить еду. Однажды ее подстрелили. Она прибежала в казарму, легла, меня на себя положила: вроде как мы вместе спим. А у нее вся рука в крови была.

— Дети в любой ситуации остаются детьми. Наверняка хотелось и пошалить, и поиграть?

— У нас игры интересные были. (Смеется). Надзиратель, толстый холеный красномордый немец, в отутюженных галифе, сверкающих сапогах и огромной фуражке постоянно мимо прогуливался. И мы с другой девочкой придумали развлечение: плевали ему на голову — кто больше попадет. Мама увидела, перепугалась, отругала нас. А еще я там считать до двадцати пяти научилась. Вместо счетных палочек использовали… вшей. Никогда больше не видела таких жирных, белых противных насекомых.

— На ваших глазах погибали люди…

— Да, умерла мамина сестра Акулина. Мы нашли простынь и завернули ее. В яму укладывали по пятьдесят-семьдесят человек. Когда тело опустили, оно неровно легло. Ее дочь Надя хотела спрыгнуть, поправить, но ее удержали.

Погибали в основном от голода и отравлений. Как-то старичок, маленький совсем, стоял в очереди в туалет и не утерпел. Надзиратель заставил его все руками собрать. А потом этот дедушка провалился со второго этажа в туалетную дыру и умер.

Все знали про газовые камеры

— Из лагеря вас отправили в Германию?

— В Слуцке мы прожили почти полтора года. Весной 1943-го нас повезли в Германию. В городе Поставы всех выгнали из вагонов и отправили в баню. Люди испугались, все знали про газовые камеры. Стали прощаться. Плачь, стенания, кошмар. Но обошлось. Нас действительно помыли, одежду прожарили и повезли дальше.

Следующая остановка была в городке Шарковщина. Поезд встал посреди поля, и всех выпустили на волю. Прошел слух, что будут отбирать детей. Их отправят на забор крови для раненых немецких офицеров. Мама переживала страшно.

Неподалеку расположились несколько немцев военных, они что-то обсуждали. Главным был высокий, красивый офицер. Женщины поползли к нему на коленях, чтобы детей не отбирали. Не знаю как, но нас отдали польским панам в батрачество. Они обеспечивали немецкую армию продовольствием, рабочих рук не хватало.

— И как долго вам и маме пришлось работать на хозяина?

— Не очень. Работа, конечно, была тяжелой. Мама косила, жала рожь, таскала на себе мешки с мукой. А я пасла телят в поле. У меня постоянно ноги были мокрые, часто болела. Однажды мама на рынке познакомилась с крестьянином, русским мужичком Лукьяном Ивановым, и он предложил ей сбежать от пана к нему. Лукьян обрабатывал свои десять гектаров земли, ему нужны были помощники. Однажды ночью мы с мамой собрали свои нехитрые пожитки и ушли. А потом немцев вышибли из Белоруссии.

— Война для вас на этом закончилась?

— Нет, как-то раз мы с мамой отправились в лес за щавелем. И увидели в небе немецкий самолет. Летчик заметил две маленькие фигурки на земле. Развернул машину и решил, видимо, нас убить. Я смотрю, как на меня с воем несется стальное чудовище, а в кабине, улыбаясь во весь рот белыми  зубами, сидит фашистский гад и стреляет, стреляет, стреляет…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: