Ирина Колущинская о повышении платы за детсады

Для господ из исполнительной власти самый простой способ выполнить свои должностные обязанности, как они их понимают, — вынуть деньги у населения. Очень яркий пермский пример — одномоментное тотальное повышение платы за детсады.

Под новый год краевое правительство решило, что надо повысить эту плату, и 18 декабря родилось постановление о её максимальном размере, причём не на 2016 год, а на 2015–2016 годы. Задним числом? Не совсем так. Родители после новогодних каникул просто были поставлены перед фактом: за декабрь придётся платить на тысячу рублей больше. Почему? А потому что. Без объяснений.

Причём этот шок для родителей — пермский эксклюзив. В десятках регионов страны эта объективная проблема просчитана была ещё в начале прошлого года, повышение платы за детсады шло постепенно, с тщательными объяснениями этого родительской общественности, а параллельно шла работа по сдерживанию цен на питание в дошкольных учреждениях. Но эта нормальная работа далека от деятельности пермских чиновников от образования. И в результате — массовое возмущение родителей по всему краю.

Особо обратим внимание: родители обязаны платить за детсады гораздо больше уже сегодня, а вот «методика начисления» родительских плат, согласно постановлению краевого правительства, будет готова только в середине года. И из всех наших краевых общественных структур немедленно отреагировали на эту несправедливость только две: фракция «Справедливой России» в Заксобрании края и региональный штаб Народного фронта. Справедливороссы вызвали на ковёр министра образования Кассину и начальника департамента образования администрации Перми Гаджиеву, а ОНФ провёл круглый стол с участием родителей. Вопросы были простые.

…Чем отличается жизнь в Косинском районе Коми-округа от Юрлинского? Почему плата за детсады в первом на 70% выше, чем во втором? Что, уровень жизни в Гремячинске одинаков с пермским городским? Очевидно, что чиновники плату за детсады проставили без затей: никто даже не собирался выяснить, почему муниципальные цифры так разнятся.

Постфактум пермские начальники от образования пытались оправдаться: например, в одних районах поставщики продуктов питания в детсады устанавливают цены меньше, а в других — больше. И вообще, у нас как бы рынок, а родители тоже сами хороши: «кормят детей сосисками и магазинными пельменями», и поэтому в детсаду им невкусно. Эти чиновники даже не представляют себе уровень жизни людей, к примеру, в Коспаше, Шумихинском или Усть-Чёрной. Какие сосиски?!.

— Люди, которые ответственны за содержание детей в детсадах, обязаны знать и понимать, что сегодня не менее трети этих детей полноценное питание могут получить только в садиках, — сказала член регионального штаба ОНФ, лидер краевой организации «Справедливой России», депутат ЗС края Дарья Эйсфельд. — И поэтому особенно добросовестно и слаженно обязаны работать многие структуры исполнительной власти: краевые минобразования, минздрав, минсельхоз, министерство регионального развития, все муниципалитеты. И никаких героических усилий от них не требуется, это — элементарная ежедневная межведомственная работа, за которую господа чиновники получают немалую зарплату.

Я детсадовскую тему знаю в динамике лет тридцать, и знаю, что с начала 1980-х годов пермский опыт в области дошкольного образования гремел по всему Советскому Союзу. В этом опыте были эксклюзивные образовательные программы, опыт «детсад — школа», работа оздоровительных садиков для ослабленных, часто и долго болеющих детей, физкультурные садики, сельские детсады, в которых были грядки с зеленью и овощами, за которыми ухаживали дошколята. Денег на садики и школы не хватало всегда. И зарплата педагогов всегда была невысокая. Но у педагогов был высокий социальный статус.

А сегодня мы видим, что высокое краевое начальство не стало даже толком что-то объяснять в связи с шоковым повышением платы за детсад не только родителям, но и администрациям дошкольных учреждений. Воля ваша, но я этот через чиновничью губу поступок ставлю в один ряд с диким увольнением тридцати главных врачей: и педагоги, и врачи для пермских чиновников никто, ничто и звать никак, одно слово — «бюджетники». И какими мы хотим, чтобы у нас были детсады, школы и больницы?

Система управления краем стала у нас очень простой. В поселении стало меньше людей — больницу закрывают: доставай кошелёк, пермяк, и езжай лечиться куда хочешь. Автобусные перевозчики капризничают — опять доставай кошелёк. Не хватает денег на питание в детсадах — нет проблем, повысим плату с родителей. Кстати, «Платон» — явление того же порядка, что постановление пермского правительства от 18 декабря: ни черта не просчитанная попытка федеральных чиновников залезть в карман населению. Согласимся, дальнобойщиков у нас в разы меньше, чем родителей, бабушек и дедушек дошкольников. А в последнее время эти родители очень быстро организовываются, более того — структурируются.

Мы генетически всё можем пережить и перетерпеть, включая и кризисы, и войну. Но наш народ не терпит несправедливости. А в активной реакции на явную несправедливость мы порой можем быть очень, очень несдержанными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: