Новомиргородский полк в Прикамье

С начала 1905 года по всей России прокатывается волна массовых беспорядков. К концу года ситуация лишь усугубляется. Малочисленный штат полиции не справляется. Власти вынуждены привлекать к охране общественного порядка регулярные воинские части — прежде всего кавалерийские.

Военный историк Дмитрий Лобанов объясняет:

«Во-первых, кавалерия более мобильна. Во-вторых, кавалерийские полки были не такие большие, как пехотные, лучше организованные, — офицерский состав более сплочённый и лучше держал часть в руках.

В-третьих, на службу в кавалерию призывались нижние чины с определёнными требованиями — требовались навыки верховой езды, общения с лошадьми. Это были крестьяне достаточно зажиточные, и от них было больше толку и порядку».

В 1906 году из города Влоцлавск (Варшавский военный округ) в Пермь командируется 54-й драгунский Новомиргородский полк. Драгунами командует полковник Владимир Бельгард. Выпускник Пажеского Его Величества корпуса и Николаевской академии Генерального штаба, он в молодости был направлен в Персию, занимался обучением персидской кавалерии, пользовался любовью и уважением шахиншаха Наср эд-Дина. Вернувшись после гибели Наср эд-Дина в Россию, Бельгард служил в драгунских полках, в 1903 году возглавил новомиргородцев и спустя три года привёл их в Пермскую губернию.

Прибытие Новомиргородского полка в Пермь

В Перми расположился штаб полка и его 1-й эскадрон, которым командовал ротмистр Дмитрий Порховский. В Мотовилиху был отправлен 5-й эскадрон ротмистра Николая Фокина — родного брата знаменитого балетмейстера. Ещё четыре эскадрона были раскиданы по губернии.

«Они активно участвовали в поимке лбовских банд, охраняли завод и различные казначейства, сопровождали денежную казну и так далее — достаточно тяжёлая служба их ожидала здесь, — отмечает военный историк Дмитрий Лобанов. — Основная задача эскадрона, который стоял в Мотовилихе, — поддержание порядка на государственном заводе. Драгуны давали возможность тем рабочим, которые хотели работать, пройти спокойно через проходные. Драгуны всячески содействовали полиции, патрулировали улицы…».

В лесах под Мотовилихой с 1906 года активно действует банда лбовцев. Их главарь, Александр Лбов, хорошо знал местность. Он сам родился и вырос в Мотовилихе, с детства отличался буйным нравом и жёстким, властным характером. В 1905 году именно по его наущению рабочие устроили «люстрацию» инженеру Сеппайну:

«Его поймали, обули в лапти, пытались надеть мешок на голову, посадили в тачку или попытались посадить и вытолкали с завода», — поясняет кандидат исторических наук Вероника Козлова.

Поначалу поисками Лбова специально не занимались. Его розыск инициирует осенью 1906 года помощник пристава Мотовилихинской полиции Сигизмунд Косецкий — энергичный страж порядка, создавший отряд для защиты рабочих от революционеров. Вскоре Косецкого убивают, террористы скрываются и примыкают к банде Лбова. «В том же месяце, буквально через несколько дней, бросили бомбу в казарму к стражникам, потом ещё был повторный бросок бомбы», — добавляет кандидат исторических наук Сергей Рязанов.

В ноябре 1906 года власти объявляют Мотовилиху на положении чрезвычайной охраны и только теперь начинают активную борьбу с «лбовщиной». Большую помощь полиции оказывают новомиргородские драгуны:

«Они участвовали в совместных с полицией операциях — прежде всего против Лбова. Были многочисленные штурмы (удачные и не очень) различных зданий, где бандиты укрывались», — поясняет историк Сергей Рязанов.

Помимо лбовцев, действовали в Прикамье и другие банды. Одной из них руководил некий Алексей Давыдов: «На его примере можно разобрать, как действовали в то время различные группировки. Купцам приходило письмо с требованием определённой суммы денег, которую нужно было в означенное место доставить», — говорит историк Сергей Рязанов. С теми, кто отказывался платить, революционные вымогатели не церемонились. В 1907 году в Мотовилихе средь бела дня прямо у Свято-Троицкого храма бандиты убивают известного предпринимателя и благотворителя Афанасия Русских.

«Вообще Мотовилиху характеризовали достаточно негативно, — замечает Сергей Рязанов. — Не только тем, что там свила гнездо революционная пропаганда или что действовала шайка Лбова. Упоминалось, что Мотовилиха — беспокойное место с заводским населением низкой культуры: просто на бытовой почве драки случались практически постоянно, часто заканчивались поножовщиной и летальными исходами».

Однако присутствие эскадрона новомиргородцев оказывает благотворное влияние: «В рапортах о продлении чрезвычайного положения в Мотовилихе отмечали, что присутствие военных, в том числе драгун, сказывается положительно — в том плане, что порядка стало значительно больше», — указывает историк Сергей Рязанов.

Жизнь офицеров Новомиргородского полка не ограничивается повседневной службой или участием в полицейских операциях. В частности, как отмечает историк Дмитрий Лобанов, новомиргородцы устраивали в Мотовилихе кавалерийские праздники.

Прибывшие блестящие офицеры-кавалеристы совершенно затмили скромных местных пехотинцев 232-го Ирбитского резервного батальона. Среди новомиргородцев — представители самых знаменитых русских аристократических фамилий: барон Александр Врангель, князь Леон Вяземский…

«Вдруг оживился круг дворянский;

Губернских дев нельзя узнать;

Пришло известье: полк уланский

В Тамбове будет зимовать.

Уланы, ах! такие хваты…

Полковник, верно, неженатый…»

— написал Михаил Лермонтов в поэме «Тамбовская казначейша». Великий поэт (кстати, сам кавалерийский офицер) достаточно точно описал состояние провинциального города, в который пришёл блестящий кавалерийский полк. Новомиргородцы произвели в Перми фурор и стали украшением местного общества: «Офицеры становятся желанными гостями везде, в честь них проходят балы», — отмечает историк Дмитрий Лобанов.

В 1907 году происходит реформа кавалерии. Восстанавливаются гусарские и уланские полки. В декабре 1907 года 54-й драгунский Новомиргородский полк был преобразован в 17-й уланский. Офицерам и нижним чинам присваивается новая форма — уланского образца:

«Это стимулировало мелкий бизнес в Перми, — сообщает историк Дмитрий Лобанов. — Потому что, в отличие от современной армии, в то время не было централизованных поставок обмундирования. Части получали на руки образцы и какие-то деньги и должны были заказывать обмундирование в своих швальнях. Но поскольку они находились не в месте постоянной дислокации, то приходилось заказывать в местных небольших мастерских».

С пребыванием новомиргородцев в Перми связана одна из самых романтических историй нашего города. Она произошла с молодым офицером Владимиром Каппелем, адъютантом Новомиргородского полка.

«В представлении современного обывателя адъютант — это человек, находящийся при каком-то высоком начальстве. Нет, полковой адъютант — это должность, близкая современному начальнику штаба полка», — поясняет историк Дмитрий Лобанов.

Зимним январским вечером 1909 года поручик Каппель похищает и увозит под венец свою возлюбленную, дочь горного начальника Ольгу Строльман. Сам Сергей Строльман, управляющий Пермскими пушечными заводами, в этот вечер дома отсутствует — он в командировке в Петербурге. Согласия на союз своей дочери с молодым офицером он не даёт — под влиянием расхожего обывательского стереотипа о кавалерийских офицерах как легкомысленных «ветрогонах» и «кутилах». Надо сказать, что поручик Каппель этому стереотипу уж точно не соответствовал. Командир полка так аттестовал Каппеля:

«В служебном отношении… очень хорошо подготовлен… Нравственности очень хорошей, отличный семьянин. Любим товарищами, пользуется среди них авторитетом. Развит и очень способен… Имеет большую способность вселять в людях дух энергии и охоту к службе… Азартным играм и употреблению спиртных напитков не подвержен».

Во время Первой мировой войны Каппель храбро сражается на фронте. Революцию он не принимает. Владимир Каппель становится одним из легендарных военачальников Белого движения, а после своей героической гибели — символом белой борьбы. Даже красные отдавали должное мужеству генерала и самоотверженности его бойцов — «каппелевцев». Их образ будет запечатлён в знаменитом советском фильме «Чапаев». Впрочем, уважение к генералу Каппелю не помешало большевикам подвергнуть репрессиям его жену Ольгу — как следует из её следственного дела, только за то, что её муж был белым генералом.

Но вернёмся в Пермь начала XX века. Через год после прибытия в наш город, в октябре 1907 года, Бельгард будет произведён в генералы, получит повышение и отправится к новому месту службы: «Он смог завоевать у местных жителей авторитет, пользовался большой популярностью в пермском обществе», — отмечает историк Дмитрий Лобанов.

1907 год — пик активности «лесных братьев». Лбовцы кажутся неуловимыми. Самой известной их акцией становится ограбление целого парохода — «Анна Степановна».

«Находились люди, которые доносили, где скрывается Лбов, — рассказывает историк Сергей Рязанов. — Не нужно думать, что все его воспринимали как такого «Робина Гуда». Особой популярностью он не пользовался, раз на него шли доносы. Причём речь идёт не о платных осведомителях, а именно о простых обывателях, которые узнавали, где скрывается Лбов, и доносили».

В 1907 году следует целая череда успешных арестов «лесных разбойников». Лбов, получив большой куш, решает уйти в тень. Чтобы избежать заслуженного наказания, он распускает банду, покидает Прикамье и скрывается в соседней Вятской губернии. Именно там в 1908 году его и арестуют. В том же году на Урале будет ликвидирована после целой череды провалов и шайка известного подражателя Лбова — Алексея Давыдова. К концу 1908 года обстановка в Прикамье наконец нормализовалась.

Пермский губернатор Александр Болотов будет ходатайствовать о награждении новомиргородцев орденами, отмечая, что уланы «оказывали местным гражданским властям постоянное содействие в поддержании общественного порядка… и, кроме того, понесли массу труда по преследованию и задержанию разбойных шаек, выказав при этом выдающуюся самоотверженность и беззаветную преданность Царю, родине и долгу данной присяги».

В феврале 1909 года Новомиргородский полк, выполнив все поставленные перед ним задачи, покидает город Пермь и возвращается на место своей постоянной дислокации — в город Влоцлавск, на территорию Варшавского военного округа.

P.S. Август 1914 года. Идёт Первая мировая война. В ходе неудачной для Русской армии Восточно-Прусской операции гибнет бывший командир Новомиргородского полка генерал Владимир Бельгард. «Пермские губернские ведомости» публикуют на первой странице прочувствованный некролог. Пермяки не забыли своего любимого генерала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: