Преподобный Кукша в прикамской ссылке: Пермь — второй Иерусалим

В 1943 году преподобный Кукша Одесский, бывший монах Афонского Свято-Пантелеймоновского монастыря и Киево-Печерской лавры, отбыв пятилетний срок заключения в Усольлаге, отправляется на поселение. Место жительства Кукше органы НКВД определяют под Кунгуром, в деревне Новая. Начинается новый этап в жизни преподобного.

При освобождении из лагеря отец Кукша получил адрес дома, где он мог бы остановиться. Но там по каким-то причинам побоялись принять ссыльного. В итоге, как рассказывает Валентина Попова, лично знавшая преподобного, он поселился в семье Петра Подшивалова. Хотя у него самого была большая семья, хозяин радушно принял Кукшу, предоставил ему кровать и столик. На возражения Кукши, что ему-де дали другой адрес, Подшивалов твёрдо заявил: «Раз они побоялись вас принять, будете жить у нас».

Как отмечает протоиерей Олег Ширинкин, благочинный Кунгурского округа, Кукша быстро приобрёл уважение среди верующих города Кунгура, «поскольку был человеком не просто облечённым в священный сан, но и обладал высокой духовной жизнью».

Схимонахиня Антония рассказывала, что им, тогда ещё молодым кунгурским девушкам, отец Кукша говорил о будущей жизни: «Вот я не доживу, а вы доживёте, что на одном конце Земли скажут, а на другом конце слышно будет». Матушка Антония тогда подумала: «Какое же это должно быть хайло, чтобы на одном конце Земли сказали, а на другом конце услышали», а протоиерей Олег Ширинкин замечает: «Вот мы с вами дожили до того времени».

По имеющимся сведениям, отец Кукша, проживая в прикамской ссылке, совершал богослужения в ряде храмов Пермской (тогда Молотовской) епархии — в сёлах Шубино, Кольцово и даже в самой Перми (Молотове).

В XVIII веке крестьянин из села Кольцово разыскивал в окрестных лесах свою лошадь. Ему навстречу попался старец, который указал, где искать ту самую пропавшую скотину, и заодно повелел написать икону Святителя Николая Чудотворца. Местный житель нашёл лошадь и догадался, что встретился ему никто иной, как сам Святитель. Икону изготовили в Верхнечусовских Городках. Впоследствии, уже в XIX веке, в окрестностях Кольцово построили пещерный храм, где поместили икону.

Именно в этом храме на местночтимый праздник 23 июля в 40-е годы XX века служил преподобный Кукша вместе с известным пермским священником Григорием Ахидовым. Та самая икона Святителя Николая Чудотворца в настоящее время находится в главном храме села Кольцово. А пещерную деревянную церковь, в которой служил Кукша, впоследствии разобрали.

Владыка Александр (Толстопятов) возглавил пермскую епархию в 1943 году. Поскольку с началом Великой Отечественной войны отношение советского государства к Русской православной церкви изменилось в благоприятную сторону, владыке пришлось восстанавливать почти уничтоженную к тому времени церковную жизнь в Прикамье. За два года своего архипастырства ему удалось возродить Пермскую епархию.

Отец Кукша не афишировал своего знакомства с владыкой Александром, поскольку официально, по-видимому, не имел права в течение первых трёх лет покидать место ссылки в Кунгурском районе. «То, что он по духу был близок архиепископу Александру, это однозначно, — говорит протоиерей Алексий Марченко. — Потому что и тот, и другой отсидели немало в сталинских лагерях. Причём они ничем себя не скомпрометировали ни с духовно-нравственной, ни с какой-либо другой точки зрения».

Отец Кукша помогал владыке Александру в преодолении обновленческого раскола, который развивался в Русской православной церкви до Великой Отечественной войны. В 1940-е годы в Кунгуре проживал обновленческий епископ Серафим (Коровин). Кукша подолгу с ним беседовал, и под влиянием старца Серафим стал склоняться к воссоединению с Московским Патриархатом. Существует две версии того, как в дальнейшем развивались события.

«Для начала нужно было свести Серафима и архиепископа Александра, и вроде бы преподобный Кукша сумел уговорить Серафима (Коровина) поехать в Молотов, чтобы рассказать владыке всю ситуацию и изложить свои соображения, — рассказывает протоиерей Алексий Марченко. — Но вмешался в дело случай. Когда Серафим прибыл на станцию Кунгур и собирался сесть в поезд, у него украли билет, и он усмотрел в этом промысел Божий, что воссоединяться с Русской православной церковью нельзя».

Согласно другой версии, к пермскому владыке поехал не Серафим, а сам Кукша, чтобы передать письмо от обновленца и обсудить возможность его возврата в лоно канонической церкви: «И отец Кукша пошёл, электричек не было, какой-то поезд там ходил», — говорит игумен Антоний (Щукин), настоятель Успенского храма города Кунгура. Идти на вокзал надо было через сосновый бор: «А там всегда были разбойнички, — добавляет игумен Антоний, — и на него напали, сумку отобрали и отобрали это письмо. Отец Кукша пришёл и говорит: владыка, так вот и так. А тот отвечает: видимо, воли Божьей пока что вот нет».

В 1948 году схимонах Кукша, после десятилетнего пребывания на территории Прикамья, возвращается в Киево-Печерскую лавру. Оттуда через пять лет старца переводят в Почаевскую лавру, а затем под давлением властей — в Залещики.

«Ему долго не давали служить на одном месте, потому что к нему люди собирались со всей России, и поэтому его постоянно гоняли по разным монастырям», — поясняет протоиерей Олег Ширинкин. «Он ко всем с любовью относился, всех привечал, добрый батька был», — вспоминает соликамская жительница Лидия Садкова, посещавшая преподобного.

В Киев, Почаев и Залещики за благословением и советом к отцу Кукше люди приезжали отовсюду, но особенно много было пермяков. По воспоминаниям знавших его людей, преподобный мог иносказательно открывать судьбу тех, кто обращался к нему за духовным советом. Правда, не все могли услышать его слова:

«К нему народу очень много стекалось, — отмечает игумен Антоний. — Некоторым он говорил нормально, а некоторым — на украинском языке. Кому надо было слушать нормально, тому Кукша говорил по-русски. А кому не надо было, тому он отвечал по-украински, и те не понимали отца Кукшу, уходили».

Жительница Перми Валентина Попова вспоминает, как их, десять человек, в первый раз повёз к Кукше священник Иоанн Покровский. Преподобный всех пермских очень хорошо принимал, угощал чаем. «Я тоже ездила исповедоваться и узнать, что он скажет — он прозорливый дядька был, — рассказывает Лидия Садкова. — А я тогда не замужем была и думала, что мне делать — то ли замуж идти, то ли в монастырь. А он мне говорит: «Ремня тебе надо, а не монастырь. Замуж пойдёшь, матушкой будешь». Раз он так сказал, я уже без сомнения». Так решилась судьба Лидии Александровны, ставшей через несколько лет после посещения преподобного женой известного в Пермской епархии священника, благочинного Северного округа Виталия Садкова.

Когда отец Кукша находился в Почаеве, к нему за советом отправился кунгурский житель, участник Великой Отечественной войны Николай Андреевич Букирев. Как постоянная память о войне у него остался осколок, попавший воину-миномётчику в локоть. Прошло некоторое время, и осколок стал давать о себе знать, началось нагноение, и врачи предложили ампутировать руку. ,

Прежде чем решиться на эту операцию, Николай Букирев отправился к преподобному за советом: «Думал, съезжу к Кукше — что он скажет, то и сделаю, — вспоминает ветеран. — Приехал к нему, а тот и говорит: «Ладно, родной мой, давай, потрудись немножко. Вот у нас тут груша, надо бы ее поколоть». А знаете, что значит грушу — дерево расколоть даже здоровому человеку? Я и думаю про себя: «Вот если был бы святой, так он бы меня не заставил, знал бы, что у меня такая болезнь, что я накануне ампутации руки, а он меня заставляет грушу колоть». Но что делать? Послушание есть послушание. Пошёл выполнять послушание старца. Взял топор в руки. Как стукнул — у меня осколок и вылетел наружу. Потом домой-то приехал, операцию сделали». Вот так чудесным образом схиигумен Кукша спас руку ветерану.

Николай Андреевич связал свою жизнь с церковью, работал во Всехсвятском храме в Кунгуре, где впоследствии постригся в монахи под именем Никон. «Он всю жизнь прожил, как монах, — отмечает протоиерей Олег Ширинкин. — Может быть, многие монахи в монастырях так не живут, как он прожил в миру».

Монахиня Ангелина, знавшая преподобного Кукшу, в своё время передала монаху Никону (Букиреву) афонские чётки, подаренные ей самим преподобным. Старец охотно показывает гостям чётки и добавляет с улыбкой, что раньше они были в два раза длиннее: «Из Перми приходила ко мне одна и половину отрезала». Сейчас монаху 103 года, и он по-прежнему служит пономарём в храме. В прошлом году он принял схиму — под именем Кукша.

В годы хрущёвских гонений на церковь Патриарх Московский и Всея Руси Алексий I возьмёт преподобного под своё покровительство, и последние годы жизни отец Кукша проведёт в Одесском Свято-Успенском монастыре, где находилась летняя резиденция Святейшего Патриарха. В

1994 году схимонах был причислен Русской православной церковью к лику святых как преподобный Кукша Одесский. В Кунгуре хранится вырезанный из кипариса в серебряном окладе афонский крест, который преподобный пронёс через лагеря и ссылку.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: