Репортаж с семинара в Люксембурге для российских СМИ

Главный редактор радиостанции «Эхо Перми» Андрей Денисенко вернулся из Люксембурга, куда он был приглашён на семинар Евросоюза для российских СМИ. Он рассказал о том, как европейские политики прощупывают почву для окончания санкционной войны с Россией

— Вот вы, вы! — бельгийский профессор месье Даниэль Шиффер машет в мою сторону бокалом красного люксембургского вина. — Вы можете мне сказать, что Турция делает в составе Европы? А что она делает в НАТО? Турция — это что, Европа?!

Даже во время перерыва на обед российская и европейская делегации не оставляют надежды найти точки соприкосновения. Люксембург (как сказал его премьер-министр Ксавье Беттель: «В Европе всего два великих государства — Великобритания и Великое Герцогство Люксембург»), председательствующий в этом году в Совете Европы, пригласил в гости 25 журналистов со всей России, чтобы попытаться найти выход из тупиковой ситуации, в которой оказались РФ и ЕС в результате объявленной санкционной войны. Ну, если не найти выход, то хотя бы обменяться взглядами на ситуацию. Взгляды, кстати, оказались во многом общие.

Если во время перерыва взять за лацкан пиджака европейского политика, отвести в сторону от коллег, и спросить, что он думает по поводу санкций, то, с высокой степенью вероятности, он ответит, что «конечно же, санкции надо срочно отменять — от них плохо всем, и вам, и нам». Почему это до сих пор не сделано? Тут мнения расходятся.

????????????????????????????????????

Члены европейской комиссии по торговле считают, что для отмены санкций нужно, прежде всего, «вернуть в правовое поле вопрос присоединения Крыма к России». Впрочем, ответа, как это сделать, у них нет. Теоретически, с их точки зрения, необходимо «откатить ситуацию в предыдущий статус, а потом провести все процедуры заново в соответствии с законодательством Украины». То, что законодательство Украины не предусматривает референдумов в принципе, и путь этот априори тупиковый, их, видимо, не смущает.

Вышеупомянутый профессор Шиффер говорит, что реальная причина — отсутствие у Европы собственной политики. «У Европы всё хорошо с экономикой, здесь мы действуем вполне самостоятельно. А вот с политикой всё плохо. Мы очень часто движемся в том курсе, который для нас прокладывают США. Хотя публично никто из европейских политиков этого не признает. Вообще, последним нормальным президентом Франции был Де Голль, которому хватило смелости приехать в США и потребовать обменять доллары на золото, которые тогда этим золотом обеспечивались. Ну, мы все знаем, чем это закончилось. Де Голля убрали, а доллары больше не обеспечены ничем, — расстраивается профессор и продолжает: — Россия же всегда была частью Европы! В XVII–XVIII веках вся российская элита свободно владела французским языком (сам профессор, француз по рождению, итальянец по паспорту, живущий в Бельгии, считает себя стопроцентным сыном объединённой Европы), а теперь мы устраиваем для России какую-то изоляцию! Это бред!».

И отдельные политические силы Евросоюза с этим бредом в меру сил и возможностей борются. Так, например, 10 декабря лидер Консервативной партии Люксембурга Фернанд Картхайзер (говорят, он был раньше двойным агентом ЦРУ и ГРУ, — сам депутат по этому поводу молчит, чем только укрепляет подозрения), внёс в Европарламент инициативу об отмене санкций в отношении России.

— Эти санкции не вызвали никаких политических изменений в России и не усилили в какой-либо степени развитие демократии. Отчуждение в наших отношениях, к которому привели санкции, явилось следствием переориентации политики и ухода от курса на сближение с Европой. Я считаю это трагедией, поскольку Россия являлась одной из близких Европе стран, и дистанция в отношениях с Европейским союзом является ошибкой, — говорит он. — У меня нет особых иллюзий, я знаю, что моя инициатива будет отклонена. Но я надеюсь, что эта инициатива будет принята на публичных дебатах, на пленарном заседании, на определённом этапе в будущем, и я надеюсь, что это приведёт либо к изменению общественного мнения по поводу России, либо к изменению тех способов, которые мы применяем для решения таких вопросов. В любом случае у каждой политической вещи есть две стороны.

С одной стороны, мы проводим публичные дискуссии по каждой теме; с другой стороны, мы стараемся изменить отношение общественности и настроения в обществе. Мы пытаемся воздействовать на то, как проводится анализ и принимаются решения. Я считаю, что итогом моей инициативы будет то, что она не пройдёт в парламент, поскольку не наберётся большинства, но надеюсь, что мы сможем укрепить нашу дискуссию.

Главный вывод по итогам мероприятия — дальнейшая эскалация отношений точно никому не нужна.

— Люксембург всегда выступал за решение проблем путём диалога и поиска компромиссов, — говорит премьер-министр Ксавье Беттель. — Я говорил об этом на встречах и с Дмитрием Медведевым, и с Владимиром Путиным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: