Режиссёр Андрей Зубов

Андрей Зубов, режиссер и продюсер проекта, рассказывает, как проходили съемки фильма, почему неважно, за какие преступления сидят женщины и зачем команде краудфандинговая компания.

Про цель фильма

Меня постоянно спрашивают, зачем мы взялись за эту тему. Можно было пригласить на съемки любую женщину с улицы и сделать из неё красавицу. Конечно, мы не оправдываем их поступки и не говорим, что они заслуживают чего-то другого. Они совершили преступления и находятся там, где должны. Мы лишь проводим съёмку, а фотографии отправляем близким и родным, чтобы дети взглянули на своих мам по-другому.

С нашей стороны было всего два условия – у каждой из пяти женщин должен быть ребенок и их семьи живут рядом с Тюменью. Семьи героинь против нашего визита не были. Потому что любое сообщение из тюрьмы – это весточка от родных и любимых.

В Тобольск мы ездили дважды. Первый раз, чтобы познакомиться с участниками, снять мерки, сделать фото, выбрать платья и украшения. Как только мы вышли из колонии – сразу записали на камеру первые впечатления всей съёмочной команды.

Конечно, в процессе разговора они так или иначе рассказывали про свои поступки и причины, по которым оказались в тюрьме.

Про съёмки в одной комнате

Так как весь постановочный процесс проходил в колонии, у нас были четко определены условия для работы и место для съёмки.

Был такой случай, когда мы попросили одну из заключённых сесть на кровать, потому что в этом месте был хороший свет. Сразу же в комнату вошли конвоиры и сказали встать с постели. Сидеть на кровати в течение дня запрещено. Ради фотографии и хорошего кадра этот закон не нарушается.

В фильме мы не показываем, как и что едят заключенные, где они спят — это не самоцель. Мы сосредоточены на людях.

Нас предупредили, что нельзя снимать связь тюрьмы и города, дорогу от одних помещений до других. Нельзя проносить телефоны и планшеты, карточки и деньги. Нельзя ничего брать у заключённых, никаких записок детям. Но вот что интересно — нам ничего и не предлагали.

Про женщин в конвое

Мы снимали два дня по 6 часов. С каждой из пяти заключенных мы записали 6-7 интервью. Всё это время с нами был тюремный конвой.

Всё это время они внимательно наблюдали за нашей работой. Конечно, трудно завидовать заключённым. Но, когда конвоиры видели результат преображения заключённых, то по глазам было видно, что они тоже так хотят. И всякий раз, когда случался перерыв, бригада надзирателей в полном составе садилась к нашим стилистам. Кому-то подправили брови, кому-то подкрасили глаза. И женщины в форме на минуту стали просто женщинами.

Про результат и глаза мамы

Во второй день съёмок все героини рассказывали нам о том, как их встретили после преображения. Они цвели и улыбались, много и долго благодарили нас. Разговор получился дружеский. Конечно, звали нас в гости после своего освобождения. Называли улицы и дома в которых живут.

Главная часть фильма, когда мы детям показываем фотографии их мам.

Каждая заключенная записала видеообращение к семье. Мы просто включили камеру и дали возможность высказаться. И вот что мы поняли – дома их всех ждут. Да, люди совершают ошибки.

*#звездочкарешетка

Фильм будет идти 52 минуты. Это телевизионный формат, конечно, мы хотим его продать, но ориентируемся на зарубежную аудиторию, потому что в России не возьмут такую историю, и дело не в качестве, а в теме. Женская колония – это не Крым и не курс доллара или евро. Такая тема отечественным каналам неинтересна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: