Российские соотечественники: заложники истории

Прошло 22 года с тех пор, как распался Советский союз. Наверняка не нужно напоминать, что 25 миллионов человек в одночасье оказались за пределами Родины, но стоит вспомнить о тех событиях и задуматься: как живет русская община на просторах бывшего СССР?

Безусловно, общественное и правовое положение русскоязычных граждан на постсоветском пространстве складывалось далеко не одинаково. Многое зависело от таких факторов как: географическое положение, историческое развитие региона и его политико-культурных связей с Россией.

Одним из благополучных примеров можно назвать Беларусь, с которой у России подписан договор о Союзном государстве. Именно этот политический проект позволяет беспрепятственно жителям двух стран пересекать границу и пользоваться практически одинаковыми социальными гарантиями.

По данным представительства Россотрудничества в Республике Беларусь, в стране насчитывается тринадцать зарегистрированных организаций российских соотечественников, а по переписи 2009 года в Белоруссии насчитывалось 785 тыс. русских.

Примечательна самоидентификация населения Беларуси: родным языком русский считает практически половина населения, языком основного общения — 70 процентов , а русскими ощущают себя —  всего лишь восемь процентов населения. И хотя как таковых проблем с языком нет – после референдума 1995 года русский стал вторым государственным языком, периодически со стороны националистов проводятся антироссийские акции с призывом «дерусификации» общества.

Благодаря старым историческим этноязыковым и культурным связям современное положение российских соотечественников в Белоруссии выгодно отличается от остальных стран постсоветского пространства.

Полярная ситуация складывается в последнее время у русской диаспоры Украины. Несмотря на то, что русские, проживающие на Украине, являются самой многочисленной общиной за пределами России, правовое положение русского языка в стране окончательно не определено. С 2012 года на Украине стал действовать закон «Об основах государственной языковой политики», согласно которому русский язык должен стать региональным там, где на нем разговаривает не менее десяти процентов населения. Вокруг законопроекта развернулись настоящие баталии.

Националистически настроенный запад страны вместе с оппозиционными силами пытается дискредитировать и признать закон недействительным. Не отдавая себе отчета в гуманитарных и политических последствиях, политики пытаются окончательно раздробить украинское общество и без того поделенное на русскоязычные Восток, Крым и украиноговорящий Запад. Также заметно сокращается численность русскоязычного населения в связи с активно действующим т. н. «Украинским национальным проектом», который предполагает полную языковую и культурную «украинизацию».

Правда, стоит отметить, что в большинстве семей из-за разного этнического состава смешиваются русские и украинские традиции, которые давно вошли в повседневный быт.

Совершенно иная ситуация сложилась в странах Средней Азии. И поговорка: «Восток – дело тонкое», пожалуй, достаточно точно характеризует общий расклад отношения титульных наций к русскоязычному населению. Особняком в этом регионе стоит Казахстан. Не только потому, что русская диаспора в Казахстане самая многочисленная после коренного народа – казахов, и не потому, что в период с 1991 по 1997 годы из страны выехали 1,2 миллиона русских, что составило 14 процентов населения, а еще из-за того, что Казахстан является одним из главных партнеров России по Таможенному и Евразийскому союзу. 

Напомним, согласно Конституции страны вплоть до 2006 года русский язык имел статус официального и использовался в «государственных организациях и органах местного самоуправления». В поправках 2006 года в частности уже было заявлено, что к 2010 году все делопроизводство поменяют на казахский язык. В обществе же наблюдается некое «мягкое» выдавливание, как русского языка, так и русскоязычных общественных и политических деятелей.

А вот у ближайшего соседа Казахстана на юге – Киргизии проблем с русским языком практически нет. Он закреплен в Конституции как официальный и имеет практически равные права с государственным – киргизским. В стране действует порядка 25 организаций российских соотечественников. Также осенью прошлого года открылись центры правовой поддержки соотечественников в Бишкеке и Оше. И конечно, следует назвать политическую партию «Замандаш – Современник», сопредседателем которой является директор Владимирского благотворительного общества, член Координационного совета российских соотечественников в Киргизии Станислав Епифанцев. Таким образом, можно отметить, что по сравнению с Казахстаном жизнь у русской диаспоры в Киргизии более-менее стабильна и спокойна. Хотя с трибун Жогорку кенеша (парламента) периодически звучат русофобские реплики, должного отклика они не получают.

В Туркмении, Узбекистане и Таджикистане количество российских соотечественников настолько невелико, что в силу определенных причин они попросту не могут должным образом самоорганизоваться, чтобы регулярно заявлять о своих правах. И в отличие от Таджикистана и Узбекистана, где правовое положение русскоязычных граждан относительно нормальное, в Туркмении русская община фактически объявлена вне закона. Всех женщин поголовно под угрозой увольнения заставляют приходить на работу в туркменских национальных одеждах, а представители нетитульной нации для получения высшего образования вынуждены доплачивать за то, что не являются туркменами. К тому же с этого года купить билет на самолет можно только по туркменскому паспорту.

И наконец, Прибалтика. Российские соотечественники здесь одни из самых активных. И немудрено, ведь с момента обретения Эстонией и Латвией суверенитета, там практически сразу появилась проблема неграждан. Причем лицам без гражданства не разрешается не только пользоваться социальными льготами, но и принимать участие в голосовании на выборах местного самоуправления.

Как сказал на одном из своих выступлений уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов: «в этих странах происходит масштабное, массовое нарушение прав человека. Нарушается абсолютно всё. Все международные нормы, все международные стандарты, не говоря о нормах цивилизованного общежития. Ситуация, к сожалению, там не улучшается».

Добавим, что референдум за автоматическое предоставление гражданства всем негражданам, инициированный партией «За родной язык», попросту был игнорирован латвийским правительством в самой жесткой форме.

Ситуация с русским языком в Эстонии оптимизма также не придает. Все усилия некоммерческого объединения «Русская школа Эстонии», направленные на защиту прав российских соотечественников обучаться на родном языке малоэффективны в условиях сопротивления со стороны правительственного аппарата.

Сегодня нам не стоит забывать о том, что многие государства, вошедшие в состав СССР, ранее территориально являлись частью Российской империи. И именно Россия принесла в эти страны развитую инфраструктуру, образование, культуру, промышленность. И эти государства, по сути, живут до сих пор на «старой советской закваске», не в силах создать что-то новое.

А расплатой за все, что было построено совместным трудом, являются притеснения тех, чьи предки, являясь «служивыми людьми», преподавали, охраняли покой, несли в каждый дом свет и тепло, не разделяя никого на русского и эстонца, на киргиза и узбека, на белоруса и украинца… Так и получилось, что русская община на постсоветском пространстве стала заложником…заложником истории.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: