Ситуация на Украине: взгляд социолога

Ефим Сергеевич, на Ваш взгляд, что произошло в Украине? Как бы Вы охарактеризовали эти события?

Говоря социологически, там структурный конфликт выразился в смене политических элит. Говоря «структурный» я имею в виду сложную структуру социальных, культурных, экономических и политических отношений в украинском обществе. Недовольство населения уровнем своей жизни, коррупция в органах власти, неэффективное управление человеческими и экономическими ресурсами, неопределенность внешней политики, нестабильность в органах власти вызрели в очередной социальный кризис и открытые протесты. Сложность конфликта еще и в том, что если наличие перечисленных проблем практически единогласно признает все население страны, то относительно методов их решения среди граждан Украины согласия нет.

Что Вы думаете о проблеме целостности и суверенитета Украины? Как бы Вы оценили инициативу Крыма с точки зрения международного права?

Вы знаете, я не хотел бы сейчас вторгаться на поле политологов или юристов и рассуждать о каких-то вещах, которые находятся вне зоны моей компетенции. Если рассматривать Украину как социальную систему, то совершенно очевидно, что тот кризис, который она переживает, созрел, как говорится, не сегодня. И население Крыма, выступающее за отделение от Украины, – его ведь не вчера в Крым завезли. Я не знаю, какая часть жителей выступает за присоединение к России – вряд ли кто-то сейчас это может достоверно подсчитать – не знаю, возможно ли это технически, но с социологической точки зрения я не вижу в этом ничего удивительного и неожиданного.

Почему?

Даже беглый анализ результатов президентских или парламентских выборов в Украине за последние двадцать лет дает основания считать, что политически мы имеем дело с двумя очень разными частями Украины – Западной и Центральной, с одной стороны, и Восточной и Южной – с другой. Экономические и культурные отличия регионов только подкрепляют это убеждение. Ни один из этих двух «миров» не имеет перевеса, ни один не является безусловно доминирующим. Поэтому модель сильного «центра», который бы выстраивал те или иные отношения с разными регионами, здесь вряд ли сработает – этого единого центра просто нет, их два. И между этими двумя центрами до сих пор выстраивался какой-то компромисс, соблюдался баланс интересов, распределения ресурсов и определения приоритетов развития страны. По крайней мере, предпринимались попытки это сделать.

На современном этапе, на мой взгляд, та модель устройства политической системы и экономики Украины, которая функционировала до сих пор, исчерпала себя. Возможно, потому, что она не решала коренных противоречий этой системы – ни политических, ни экономических, ни социальных – а постоянно «балансировала» между ними, откладывая окончательные решения. «Западный» центр в конечном итоге победил на Майдане – и баланс нарушился, дав явный крен в одну сторону. «Юго-Восточный» центр в этой ситуации – я говорю прежде всего о населении – ощутил угрозу своим интересам, что и привело к росту социально-политического напряжения в этих регионах.

И что теперь делать?

Это сложный вопрос. Над ним сейчас работают лучшие дипломаты и политики мира. Ситуация осложняется тем, что в том или ином решении внутриукраинского конфликта заинтересованы многие крупные мировые политические и экономические силы. В идеале, конечно, главное – не допустить гуманитарной катастрофы. Но при этом надо понимать, что России ни в коем случае не следует самоустраняться из процесса разрешения украинского кризиса. Наивно полагать, что этот процесс осуществляют сами украинцы, без участия других держав. Если мы не учтем свои стратегические интересы, то их там реализуют другие.

Как Вы считаете, являются ли события в Украине каким-то сигналом для России? Должны ли мы сделать какие-то выводы для дальнейшего развития страны?

Я думаю, мы должны вынести из этих событий несколько важных уроков. Во-первых, не нужно питать никаких иллюзий по поводу какого-то мифического «Запада», который только и мечтает, как сделать другие страны – Украину или Россию – справедливее и добрее. На арене международной политики – это мое личное мнение – ни у кого не бывает друзей. Есть различные стороны, которые преследуют свои интересы. Во-вторых, чтобы реализовывать свои интересы на международном уровне, Россия должна находиться в статусе равного партнера – равного по экономической силе, политическому весу, военной мощи. Не стоит думать, будто отношения с ведущими мировыми державами, которые бы соответствовали нашим интересам, могут выстраиваться на основании того, насколько мы «хорошо себя ведем» – соответствуем их демократическим стандартам или экономическим требованиям. Никакое «идеальное поведение» не спасет, если потенциально вы не способны защититься. Вас встроят в экономическую и политическую систему на тех условиях, которые выгодны ее лидерам. В-третьих – и это самое главное! – России важно понять, каким именно образом наращивать свой потенциал. В краткосрочной перспективе, конечно, можно примитивно нарастить военную силу – но в долгосрочной перспективе это истощит экономику, обесточит другие жизненно важные отрасли – науку и образование, и «длинный забег» мы тогда проиграемРоссийское общество – и экономика, и административная система, и социальные институты – тоже нуждаются в реформах. У нас много неэффективного администрирования, мы слишком зависимы от природных ресурсов, а средства, зарабатываемые на благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре, пока с большой натугой «работают» на модернизацию экономики и общества. Я не думаю, что украинские события могут повториться у нас, но нерешенные структурные проблемы, социальные противоречия, неэффективные экономические и административные механизмы рано или поздно приведут к некоей критической точке – это социальный закон. Кризис, даже если он не приведет к перевороту во власти, все равно неприятное явление. Так зачем его ждать, если и проблемы давно известны, и последствия вполне ожидаемы?

Ну а что с Калининградской областью? Как это отразится на наших отношениях с соседями, на политической и экономической обстановке в регионе?

Не думаю, что геополитическая борьба сильно отразится на отношениях между обычными людьми. Наши соседи – и поляки, и литовцы – заинтересованы в развитии экономических связей. Очевидно, что лично калининградцы ничего плохого им не сделали, и я не вижу никаких оснований портить отношения между людьми. У меня самого есть друзья и коллеги за рубежом, среди них есть и англичане, и французы, и шведы. Я вхожу в состав Европейской социологической ассоциации, представляю свои научные исследования на международных конференциях.И если на Россию будет оказываться политическое и экономическое давление, то и моя деятельность тоже может от этого пострадать – где-то визу не дадут, может быть. Но я думаю, что в целом ничего страшного не случится. Прямо сейчас мы готовим совместный научный проект с учеными из Германии и Эстонии – что характерно, никто из них не обзывает меня империалистическим шовинистом.

Другое дело, что правительства разных стран, чьи интересы противоречат российским, могут попытаться оказать давление на Россию – в том числе и на Калининградскую область. В таком случае и среди жителей области будут недовольные. Но тут уже я призываю, что называется, «потерпеть». Все-таки дешевая колбаса не стоит того, чтобы продавать за нее российские стратегические интересы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: