В Америке гигантская дистанция между людьми

«Большинство эмигрантов вызывают во мне полное недоумение: я не могу понять, почему они променяли ту жизнь на эту»

В США Аркадий Малюгин приехал с одной целью — играть музыку и развиваться как татуировщик. Ведь именно в Америке шоу-бизнес и тату-индустрия получили наибольшее развитие. Об американцах, тату-культуре и, конечно, музыке в проекте «Окно в Россию».

Profile: Аркадий Малюгин, татуировщик, музыкант, два с половиной года живет в США, в Сиэтле.

Аркадий, где Вы жили и чем занимались до того, как поехать жить в США?

До этого я жил в Томске и учился в Государственном университете на историческом факультете. Когда я его закончил, у меня появилась возможность уехать в Штаты – у меня там были знакомые, и они помогли оформить грин-карту. В то время я уже занимался творчеством и понимал, что в США больше перспектив для этой работы. Вот я и решил по специальности дальше не работать и заняться прикладным искусством.

Аркадий, до того, как приехать в США и предаться любимому делу, Вы уже бывали в этой стране или отправились в неизвестность?

До этого я приезжал в США на месяц по гостевой визе. И меня поначалу Америка не особо впечатлила. Тогда у меня была голубая мечта: играть музыку в Америке. Но потом она потихоньку рассосалась. Хотя я продолжаю играть в музыкальной группе. Но раньше у меня были, если можно так выразиться, голубые сопли про Голливуд и американскую мечту. Это меня сюда и привело. Всё-таки музыкальная индустрия и тату-индустрия в Америке получили наибольшее развитие. Хотелось просто быть в центре событий.

И пока, судя по всему, у Вас получается заниматься тем, к чему лежит душа.

Да, в профессиональной сфере всё получается замечательно, я имею в виду тату. И музыкой я тоже занимаюсь, причем некоммерческой: я играю в американской группе на бас-гитаре. Не уверен, что эта музыка когда-нибудь найдет широкий круг слушателей или принесет большие деньги. Но меня радует то, как здесь развита инфраструктура, насколько легко организовать концерты в разных городах.

Да и тату здесь заниматься гораздо легче. Ведь в России очень много всяких клише в изображениях. К тому же преступная тематика хвостом несется в российской традиции изображений на коже.

Что касается Вашей адаптации в США – приходилось преодолевать языковой барьер?

Приходилось. Сейчас я понимаю, что именно благодаря профессиональной деятельности и моему постоянному общению с американцами мне удалось неплохо освоить язык, хотя я его изучал в России – и в школе, и в университете. У нас очень странная система обучения. Возможно, так сложилось потому, что наша страна была много лет изолирована от всего мира. В общем, в итоге я очень плохо знал английский язык, когда приехал сюда. И было очень сложно. Но в чём был мой плюс – играя на бас-гитаре и делая татуировки, не нужно разговаривать очень много!

Что же, с профессиональными сферами разобрались. А вот что касается личной жизни: Вы приехали в США один или с кем-то из близких?

Через полгода ко мне сюда приехала моя подруга, её зовут Аксинья. Она тоже занимается татуировкой. Мы из одного города, живём вместе. Аксинья, пожалуй, единственный русский человек, с которым я здесь общаюсь. Кстати, ещё до отъезда в США, когда мы были студентами, нам удалось вместе немного пожить в Германии. Там мы тоже занимались татуировкой.

Аркадий, прошло уже достаточно времени, чтобы сделать какие-то наблюдения о жизни в США. Та Америка, которую Вы себе представляли, и та, с которой Вы столкнулись в реальности, очень отличались друг от друга?

Пожалуй, да. Как только я приехал сюда, я испытывал смешанные чувства. Мне хотелось прикоснуться к американской культуре. При этом в свое время у меня были какие-то странные представления об этой стране. Ну как же — загнивающий империализм, где я не найду ни помощи, ни поддержки. На самом деле, американцы быстро разрушили во мне эти стереотипы – я нередко получал помощь от случайных людей. Ещё замечу, что люди здесь живут в довольно расслабленном режиме. И, если в России люди ходят с очень грустными лицами, то в Америке гораздо больше улыбок. Но в тоже время сложно иметь какие-то более глубокие отношения с людьми по сравнению с Россией.

Вам удалось обрести новых друзей среди американцев?

Здесь существует гигантская дистанция между людьми. Я это говорю не потому, что я иностранец и для всех здесь чужой, нет, дело не в этом. Местные жители обычно селятся в частных домах, расположенных на расстоянии друг от друга. Так же они и дружат: в их дружбе нет такого погружения, к которому мы привыкли, между ними всегда существует дистанция. Я играл в группе с одним музыкантом из Англии, он из Манчестера. И он тоже заметил, что здесь очень сложно заводить друзей. Так что с дружбой здесь всё не так, как в России или в странах Европы.

Аркадий, а как Вы проводите свободное время?

Свободного времени у меня очень мало, ведь я много работаю, много занимаюсь музыкой. Но, когда оно бывает, я стараюсь провести это время с пользой. И если в России, я вёл весьма урбанистический образ жизни, то здесь я для себя открыл другой мир: стал выбираться на природу, последнее время делаю это очень часто. А две недели назад я проехал буквально всю Калифорнию! Дело в том, что я, как настоящий американец, купил машину в кредит. На ней я проехал всё западное побережье. Это было очень классно. Но в Калифорнии я никому не советую жить — это очень грязное место.

Обязательно примем это к сведению! Аркадий, скажите, а Ваши близкие приезжают к Вам в гости? Ведь наверняка Вы по ним скучаете.

Очень скучаю! Прежде всего, конечно, по своей семье. А что касается друзей, то расстояние как раз и даёт понять, кто был для тебя настоящим другом. Те, кому тебя по-настоящему не хватает, стремятся поддерживать связь. И среди них оказались те люди, общению с которыми в России я не придавал особого значения. А некоторые из тех, кого считал настоящими друзьями, общение с кем было приоритетным для меня, просто исчезают из жизни. Бывает и такое. Ещё я понял, что своей семье я уделял недостаточно внимания. Сейчас я стараюсь изменить ситуацию, но ведь между нами огромное расстояние. За эти два с половиной года я пока ни разу не был дома.

Родственники к Вам тоже пока не приезжали?

Моя сестра пробовала получить визу, но ей отказали. Возможно, потому что я здесь живу, и у властей были опасения, что она захочет остаться в США. Но это в её планы не входит – она гражданка России, сейчас учится в Польше. Жаль, что сестра не смогла приехать. Мама сейчас собирается оформлять визу, пока не знаю, удастся ей это сделать или нет. Через какое-то время я, скорее всего, сам поеду в Россию.

Аркадий, а какой Вы видите свою дальнейшую жизнь? Останетесь в США или когда-нибудь вернётесь?

Я не планирую свою жизнь так далеко, но собираюсь в Россию в ближайшее время. Я знаю, что там сейчас постоянно происходит множество изменений, и я хотел бы увидеть их собственными глазами. А вот если в России поднимется тату- культура, я с удовольствием буду там жить. Но, к сожалению, пока это не так.

А что касается Вашего высшего образования – Вы думаете когда-нибудь вернуться к профессии, как-то использовать эти знания?

Когда-то я выбрал этот факультет не из-за того, чтобы просто получить диплом. Я довольно серьезно ко всему относился. Просто я потом почувствовал, что хочу заниматься и альтернативной культурой. Сейчас я понимаю, что моя учёба в университете имеет некий смысл. И я не исключаю возможность вернуться к этой профессии. Безусловно, если я вернусь в Россию, я хотел бы продолжать свою карьеру и в этой области. А пока мне хочется получить некоторый американский опыт. Вероятно, я пойду здесь учиться в колледж. Хочу прослушать курс вспомогательных исторических дисциплин. И если меня это по-настоящему увлечёт, я буду рад. В общем, здесь у меня есть очень много разных возможностей, которые хотелось бы использовать.

Аркадий, Вам 24 года. Что бы Вы могли посоветовать или пожелать своим ровесникам, которые сейчас стоят на перепутье и тоже смотрят в сторону Соединенных Штатов — собираются там жить или провести какое-то длительное время? Что бы вы им сказали, исходя из своего опыта?

Ну, прежде всего, я хочу сказать, что это, безусловно, отличный опыт. Хотя, конечно, переезд в другую страну — это очень тяжелое испытание. Америка может вызвать культурный шок, у меня он был. Долгое время после переезда я был в тяжелой депрессии. Нужно быть к этому готовым, ведь это довольно серьезно. Я советую подобные вещи тщательно планировать. И не советую ехать в никуда. Всегда нужно знать, куда и зачем ты отправляешься. Для начала можно просто приехать туристом и посмотреть, как всё здесь происходит. И если ты собираешься здесь жить, нужно чётко представлять, чем ты будешь здесь заниматься, зачем ты сюда едешь, а также учесть ещё множество различных нюансов. Конечно, в бытовом плане здесь всё хорошо.

Но я ни в коем случае не считаю, что в России невыносимые жизненные условия! И большинство эмигрантов, которых я здесь встречал, вызывали во мне полное недоумение: я не мог понять, почему они променяли ту жизнь на эту. Это для меня остается загадкой в большинстве случаев. Поэтому я советую думать дважды и хорошенько взвесить все «за» и «против» перед тем, как покидать Россию. И если аргументы перевешивают в сторону Америки – ехать, пробовать, но при этом ни в коем случае не сжигать мосты!

Вы сказали, что у Вас был культурный шок, как он проявлялся и чем был вызван?

Как я уже сказал, в США совершенно другие отношения между людьми – они всегда соблюдают дистанцию. Американцы очень практичны и подходят ко всему с точки зрения возможной пользы, в том числе и к общению. К этому привыкаешь не сразу. А пока не привыкнешь, очень сложно выкинуть из сознания наш российский идеалистический менталитет. Поэтому поначалу я испытывал жуткую тоску по российским отношениям. Но любые «русские» отношения, которые я здесь находил, были совершенно иными. Здесь всё по-другому устроено. Например, Америка вся на колесах. Здесь обязательно нужно уметь водить машину. Здесь совершенно другая еда, совершенно другая флора, фауна, климат: так, в Сиэтле очень часто идёт дождь. Всё это очень серьезные испытания.

Искусство, которым Вы занимаетесь, несколько необычное. Что для Вас значит татуировка?

Cобственно, это единственный вид изобразительного искусства, который мне интересен. Я, конечно, много рисую, но, тем не менее, для меня наилучший холст, который я использую, — человеческое тело. Каждый раз это новая история, и это очень увлекательно. И всегда это невероятная ответственность, ведь в этом деле нельзя ничего перерисовать и изменить! Но именно это меня больше всего и привлекает, это как раз по мне.

Вы где-то учились этому искусству?

Я окончил вечернюю художественную школу. Причем я пошел туда учиться уже будучи студентом университета, потому что понял, что хочу как-то развить свои художественные способности. Но, честно говоря, это была своего рода школа для скучающих людей, и нас там особо ничему не учили. Но я всё-таки закончил ее.

Аркадий, вот к Вам приходят люди, у каждого индивидуальная внешность, у каждого своё мировоззрение. Чего они хотят? Вы вместе выбираете рисунок? Или они сами его предлагают? Как это происходит?

  • Идеальный сценарий выглядит так. Человек приходит ко мне и говорит: «У меня есть определённое количество денег и определённое пространство на коже, которое я хочу заполнить татуировкой. Делай всё, что хочешь со мной!»

То есть, люди Вам доверяются?

Это, конечно, идеальный сценарий, но так бывает не всегда. В большинстве случаев у клиентов определенные идеи всё равно присутствуют. И замечательно, когда стилистику изображения и воплощение идеи полностью предоставляют мне. В подобных ситуациях я могу проявить творчество. Но среди клиентов попадаются и такие люди, которые, независимо от уровня твоего мастерства, пытаются весь процесс контролировать — и стилистически, и композиционно, в общем, во всех смыслах. И это, конечно, самые неприятные клиенты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: