Валентин Степанков предостерёг политиков от необдуманных обещаний в жёстком наведении порядка

Очередным гостем Клуба депутатов 15 февраля стал первый Генеральный прокурор России, президент компании «Юкей-Консалтинг» Валентин Степанков. Он выступил с лекцией «Социально-политические аспекты борьбы с преступностью в современной России».

Открывая заседание, председатель клуба Андрей Колесников отметил, что Валентин Степанков — гость, олицетворяющий «великий пермский характер», ведь его становление и обучение проходило в Перми. «Моя жизнь складывалась таким образом, что где бы я ни находился, я всегда помнил, любил интересовался жизнью Пермской земли», — признался сам Степанков.

В начале своего доклада гость отметил, что роль и значение правоохранительных органов сложно переоценить. Любое государство, на какой бы стадии развития оно ни находилось, задаётся вопросом: как повлиять на снижение преступности?

В этой связи перед государством встают две задачи: создание органов и системы правопорядка и разработка законодательной базы по противодействию преступности.

Необходимость борьбы с преступностью связана с фундаментальным чувством человека — его ответной реакцией на причинённую обиду, боль, унижение. Первой реакцией, по замечанию Степанкова, часто бывает желание жёстко противодействовать. Этот тезис подтверждался в разные периоды истории нашей страны.

Первая масштабная реформа правоохранительных органов в России состоялась в 1864 году, когда в стране были отменены сословные суды, когда широкие слои населения впервые получили доступ к судопроизводству.

Большевики с победой революции в 1917 году упразднили всю ранее существовавшую правоохранительную систему, в том числе прокуратуру и адвокатуру. Победивший класс рабочих и крестьян считал, что судить он может сам, а защищать от него никого не надо. Тем не менее, Ленин понимал необходимость создания государственных институтов правоохраны.

Сначала их функцию взяли на себя чрезвычайные комиссии (ЧК). А с появлением СССР в 1922 году были созданы прокуратура, НКВД. НКВД имел две задачи: политическая борьба и поддержание общественного порядка.

1 декабря 1934 года после убийства Кирова постановлением ВЦИК появились так называемые «тройки», которые подменяли собой полноценные суды и были наделены полномочиями рассмотрения дел и вынесения приговора в течение десяти дней. Этими «тройками» в основном рассматривались дела по ст. 58 п. 10 УК — антисоветская агитация и пропаганда. До сих пор истинные масштабы приговорённых к длительным срокам заключения и высшей мере наказания в эти годы скрываются, отмечает Степанков.

«Я участвовал в реализации задачи по упрощённой процедуре реабилитации жертв политических репрессий. Тогда я был прокурором на Дальнем Востоке, и мы с коллегами рассматривали сотни дел, вынося постановление о реабилитации. Иногда дело приговорённого к расстрелу человека состояло из нескольких листков.

Например, рапорт оперуполномоченного о том, что некий зека Петров по ходу движения эшелона к месту отбытия наказания высказал неподобающую фразу по поводу высказывания Сталина «Жить стало лучше, жить стало веселее», затем — ещё один рапорт о том, что другой зека эти слова Петрова подтвердил, приговор «тройки» о ВМН (высшая мера наказания) и три подписи, а внизу приписка сержанта: я, такой-то-такой, привёл приговор в исполнение. Иногда за один только день расстреливалось по сотне человек», — говорит Степанков.

По словам докладчика, попытки государства применить в борьбе с преступностью политические методы всегда чреваты. Степанков призвал присутствующих накануне выборной кампании быть аккуратнее с разного рода заявлениями о скором наведении порядка.

Далее Степанков остановился на современном уровне преступности и состоянии правоохранительной системы. Так, ежегодно в России регистрируется 2–2,5 млн преступлений, 1,2–1,3 млн из них — это корыстные (имущественные) преступления. Раскрываемость всех видов преступности в стране не превышает 50%, а раскрываемость краж — не более 30%.

Степанков привёл статданные в динамике: в 1990 году в России зарегистрировано 1,8 млн преступлений, в 1991 — 2,1 млн, в 1992 — 2,7 млн, в 2005 — 3,5 млн, в 2010 — 2,1 млн, в 2015 — 2,3 млн.

Докладчик обратил внимание, что на уровень преступности влияют более 50 факторов, в том числе религиозность, демография, психическое здоровье населения, состояние образования, наличие общественных институтов. Разумеется, прогнозные значения по всем этим позициям государство может давать и корректировать своими действиями.

Валентин Степанков привёл статистику по преступности против личности, в частности по убийствам. Так, в 2005 году в России зарегистрировано 30 тыс. убийств, в 2010 — 42 тыс., в 2015 — 32,9 тыс. При этом ежегодно в стране фиксируется до 30 тыс. самоубийств, до 40 тыс. — без вести пропавших, 50 тыс. человек ежегодно умирают в результате врачебной ошибки.

Степанков также привёл данные, свидетельствующие о количественном составе правоохранительных ведомств. Самым многочисленным является МВД (2 млн человек). Правда, и нагрзука на сотрудника полиции — самая высокая.

Как бывший Генеральный прокурор России Валентин Степанков всё-таки не является сторонником выделения следственных функций прокуратуры в отдельное ведомство, которым стал СКР. По его мнению, ранее прокурор мог контролировать ход расследования по уголовному делу, а сейчас он даже «толком дело не может запросить».

Прокуратура лишилась основных своих функций, связанных с возбуждением и прекращением уголовных дел, арестом. Всё это, по его словам, не лучшим образом повлияло на состояние правоохранительной системы в целом.

Отдельно Валентин Степанков остановился на причинах резкого роста коррупции в России. Её он связывает со сменой общественно-политического строя, который произошёл в 90-е годы в стране. В том числе с уходом профессиональных кадров из правоохранительных ведомств. «Оперативные сотрудники уходили в коммерческие структуры, уничтожали документы об агентурной сети, которая затем работала на этих людей лично, опасаясь разоблачения. И это я считаю причиной резкого роста коррупции, в том числе», — отметил Степанков.

Депутаты задали докладчику ряд вопросов. Например, Елену Гилязову интересовало мнение Степанкова по поводу проведенной в Грузии правоохранительной реформы, которая якобы принесла позитивные результаты. Степанков ответил, что не знаком со статистикой, но если опыт действительно полезен, то его нужно изучать и по возможности применять, отбросив идеологическую составляющую.

Депутатов также интересовала возможность послабления законодательства в отношении субъектов предпринимательства. Степанков ответил, что законодательство не может применяться по-разному к разным субъектам. «Уголовный кодекс не может по-разному применяться в случаях посягательств на частную и государственную собственность. Нельзя «вычленять» сирот из детей. Закон одинаково трактуется в отношении каждого», — отметил выступающий.

Напомним, Клуб депутатов — это неформальная, неполитическая и некоммерческая организация, в рамках которой депутаты и крупные бизнесмены обсуждают важные для края вопросы. Это вызвано необходимостью лучшего понимания важных для Прикамья вопросов в законотворческом процессе. На этой площадке проходят встречи с гостями-экспертами, беседы с которыми помогают членам клуба глубже разобраться в сложных явлениях современной жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: