Заметки на полях: блокноты известных пермяков

Для одних блокноты — утилитарная вещь, которая всегда должна быть под рукой, для других — предмет обожания и коллекционирования. Мы решили узнать, что и куда записывают пермяки разных профессий.

Олег Андрияшкин, издатель

— Сейчас модно «заводить блокноты». В это трудно поверить, но существует даже «профессиональная дисциплина», изобретённая тайм-менеджерами, — «фрирайтинг». Эта новая метода предполагает часовые потоки письма, посредством которых адепты этого направления заполняют тетради и целые записные книжищи. Так они «собирают» в кучу мысли, идеи и что-то ещё, ведомое только им самим. В таком «экстриме» меня обвинить трудно. Я не люблю писать руками, и с самого начала работы всегда предпочитал пишущую машинку.

Но «на выезде» — не попечатаешь … И я долго пользовался в журналистской молодости шикарным кожаным блокнотом-обложкой, подаренным некогда редактором «Молодой гвардии» Ириной Залевской. Сколько бумажных блоков перебывало внутри — не перечесть. В начале 2000 года, в Милане, мне попался в руки знакомый сегодня всем «Молескин».

Подобранный мною тогда «под себя» небольшой открывающийся вверх твёрдый чёрный кожаный образчик стал хорошим помощником. После окончания «ежедневной журналистики», блокнотиков стало хватать надолго. И теперь — очередной итальянский друг прозябает где-то в дверце полевой автомашины.

Уж как положено начальникам, на моём рабочем месте уже шесть лет занимает добрую шестую часть стола один и тот же мрачный чёрный прямоугольник с клапаном. Страницы его не имеют какой-бы то ни было линовки, пишу я в нем хаотично и плотно. Именно поэтому перелистывать страницу приходится не чаще десятка раз в год. По стечению обстоятельств — тоже итальянская его обложка выполнена из… стали, обтянутой кожей. Такой же — стальной клапан с мощным магнитом.

На нём, кстати, удачно поселился редакторский «строкомер» — типографская линейка, бывшая в докомпьютерную эру не столько инструментом газетного макетирования, сколько символом редакторской власти… Кстати, именно этой дефицитной штуковиной, градуированной в неведомых обывателю «строках» и «нонпарелях», чертили макеты и измеряли полосы для делёжки гонорара в редакции Матвей Берман и Валерий Дементьев, Искандер Садриев и Александр Петухов, Галина Вотинова и Дмитрий Овсов, Пётр Козьма и их предшественники.

Анна Сидякина, программный директор киноцентра «Премьер»

— Блокноты — это моя страсть. В прошлом году не могла расстаться сразу с двумя, носила с собой «молескин» для «всего» и ещё один ежедневник с учебным расписанием. Плюс, конечно, календарь с заметками в смартфоне, но это совсем по необходимости и скучно. А записные книжки я просто обожаю.

У меня целая коллекция скопилась, все с очень разными переплётами — один лакированный, другой — тёртый кожаный в духе шестидесятых, третий оформлен как «Алиса» Кэрролла. Смотрю на них с вожделением и мечтаю, что обязательно до каждого доберусь.

В основном мне их муж дарит или я у него их сама отбираю. Любимый — блокнот-календарь «Ренуар» издательства Taschen. Это просто кусок счастья был, а не блокнот! Правда, он был прекрасен. Создавал невероятное ощущение принадлежащей мне красоты и гладкой чистой свежести. Его раскрывать всякий раз — ну, это как начинать день со строк Пастернака: «Утро знало меня в лицо и явилось точно затем, чтобы быть при мне и меня никогда не оставить». Самое поразительное, конечно, что в этом чуде было место для меня, я могла в него вписаться.

Ирина Шафранская, декан факультета менеджмента Пермского филиала НИУ ВШЭ

— Я обычно завожу блокнот на учебный год. В этом году у меня красный «молескин» в клеточку — решила попробовать модный бренд. Чтобы отличаться от остальных, обклеила его фирменными картинками Театра-Театра — классиками в красном таком british punk стиле.

Там у меня обязательно план дел на неделю, разные важные заметки — например конспект курса Gamification, который я недавно сама проходила, какие-то идеи для обдумывания, ну и «план по захвату мира», конечно.

Пётр Стабровский, дизайнер

— У меня очень много блокнотов, почти все я сделал сам. Уверен, что они должны быть максимально простыми и «чистыми». Долгое время я фиксировал мысли на чём попало, ходил с ворохом бумаги, которая постоянно мялась и терялась. Это не очень удобно, поэтому я стал сшивать эту бумагу. Твердая картонная обложка, переплёт на пружину — это самая удобная конструкция для блокнота, который всегда под рукой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: