Жизнь в Швейцарии — интервью

Гость проекта «Окно в Россию» — учредитель детского лагеря «Карусель» Ирина Салимова — о своей жизни в Швейцарии, о друзьях и коллегах, о детях и их родителях, о Саратове и Альпах…

— Ирина, каждый из тех наших людей, кто живет сейчас за границей, каким-то образом туда попадает. Интересно, какая история была у Вас?

— Я родилась и выросла в Саратове, а в Швейцарии оказалась, как и большинство, совершенно случайно. Когда заболела моя дочь, приехали на консультацию к доктору. Потом решили здесь получить образование, потом дочки выросли и получили среднее швейцарское образование, потом поступили в университеты.

Ну и уже потом, когда они познакомили меня со своими будущими мужьями и моими новыми швейцарскими родственниками, пришла мысль, что хорошо бы тоже перебраться чуть поближе к детям, и так сказать подстелить соломку -помочь обосноваться им и их будущим семьям.

А, кроме того, я вижу, что целое поколение детей здесь закончило школы, именно наших, российских, и сейчас они уже начинают рожать маленьких швейцарцев, поэтому мой лагерь «Карусель» им очень даже понадобится!

— Честно говоря, я так и не поняла, Вы все это время жили в Швейцарии или живете там только в последнее время?

— Правильнее сказать, что я и сейчас живу в России, просто сначала очень часто ездила туда-сюда, образовала предприятие, но я по-прежнему гражданка России, и сама себя считаю целиком русской. Просто сейчас у меня есть возможность, и есть необходимость жить здесь больше, чем раньше. Так что практически 6-8 месяцев в году я живу и работаю здесь, в Швейцарии. Но подготовка-то к работе все равно проходит в России. Как раз в Саратове живут мои вдохновители, мои родители, друзья.

Я училась там в хорошей школе и у меня до сих пор прекрасные отношения с директором и его семьей. Сейчас они уже пенсионеры, но именно они мне подсказывают, как лучше сделать, что лучше сделать, как организовать программу лагеря.

— Я так понимаю, что все-таки большую часть времени Вы сейчас живете в Швейцарии, нежели в России. А у Вас есть какая-то точка отсчета, когда можно сказать, что Вы стали, как минимум, больше жить в этой стране?

— Когда мои девочки вышли замуж. Конечно же, появился совсем другой интерес, и с тех пор я чаще стала приезжать сюда, завела швейцарские знакомства. У меня здесь есть дом, в котором большую часть года я и провожу.

— Ирина, насколько я знаю, чаще всего наши соотечественники, живя за границей, стараются все-таки найти себе супруга именно русского или как минимум, русскоговорящего. Ваши девочки вышли замуж за иностранцев?

— Да, одна за швейцарца, другая за итальянца. Она живет тоже здесь недалеко от меня, поэтому я как раз где-то посредине между ними. Конечно, это новые семьи, новые отношения не только между супругами, но и их родителями. Но никаких проблем, отличных от России, я здесь не вижу. Конечно, это всегда другой менталитет, и какие-то должны быть общие интересы.

Младшая дочь познакомилась со своим Борисом в театральной труппе, а старшая учила итальянский язык, и на курсах познакомилась со своими итальянцем. А вот все привычки российские вместе с ними пришли сюда, важно только уметь договариваться как-то, уметь работать, а они обе очень активные. Каких-то особых проблем, связанных с менталитетом не было и у меня. Я с удовольствием познакомилась с моими сватьями, и сейчас мы дружим большими семьями, постоянно общаемся.

Вот недавно праздновали все вместе Новый год. Итальянская семья большая, там почти 30 человек – у моего зятя пять сестер и братьев, а в швейцарской семье тоже племянников и кузин около тридцати.

— И вы все вместе встречаете Новый год!?

— Да, мы регулярно встречаемся, со всеми общаемся, и что приятно, еще лет пять-шесть назад, когда мы только познакомились, меня всегда спрашивали — на каком языке мы будем сегодня разговаривать. Сейчас уже язык общий найден, никаких разногласий на этой почве не возникает вообще. И, кроме этого,что мне особенно приятно, оба моих зятя уже разговаривают на русском языке и учат его с удовольствием, и их семьи тоже так потихонечку включаются в этот процесс.

— Это очень интересно, и получается, что Вы с дочками и в Швейцарии, и в Италии сеете зерна русского языка!

— Безусловно, и не только языка. Вот жду теперь внуков — именно это и заставляет меня тут продвигаться с лагерем, с моим проектом.

— Ирина, а Вашим девочкам легко далось обучение в Швейцарии или были какие-то языковые сложности?

— Учиться, конечно было трудно, но нелегко было и в России. И когда они приехали сюда на учебу, не зная языка, мне было тревожно, и я очень переживала за них. Но уже через 3-4 года они благополучно сдали все экзамены на четырех языках. Младшая разговаривает и знает пять языков, старшая — четыре. И сейчас уже никаких языковых проблем нет, у них родные французский, русский языки и английский как общепринятый. В университете, конечно, было трудно учиться. Здесь уровень высшей школы очень сильный, в отличие от школ. Я считаю, что российские школы гораздо более серьезны, чем швейцарские.

— Ирина, а что для Вас сейчас Швейцария, что Вам там нравится, а что нет?

— Швейцария сейчас для меня — это мои соседи, деревня, это мой друг, с которым мы живем уже несколько лет, и который помогает мне организовывать лагерь. Это коллеги, которые тоже, практически все живут здесь, это фермеры, которые поставляют все продукты в лагерь. Мы много ходим по горам, активно участвуем в жизни местной общины. И, конечно, мои дети с их новыми семьями. Ко мне приезжает много знакомых, кто интересуется именно горными походами, спортом, горными лыжами. Зимой и летом у нас всегда есть чем тут заняться.

— Скажите, а куда Вас больше тянет? Из России в Швейцарию, или из Швейцарии в Россию?

— Вот это самое трудное, потому из России меня тянет в Швейцарию, а из Швейцарии всегда-всегда тянет в Россию. Но мои соседи не дают мне тут соскучиться. Знаете, как мы недавно праздновали русское Рождество? Собралась большая-большая группа и туристов, и моих соседей-дачников, как мы их называем. Приехала русская группа, которая пела песни, ну, как в России! Я и дома-то не видели таких бурных праздников, как в Швейцарии. И, кстати, мои швейцарские соседи тоже с удовольствием пришли и приняли участие, и все были очень, очень довольны!

— А чего Вам все-таки там не хватает?

— Творога не хватает, пельменей не хватает. Но это как раз мы сами делаем, научились тут производить, и это не недостаток. Не хватает театральных постановок, того, к чему мы так привыкли в России. Но у нас сейчас в Женеве создался Русский театр, в Цюрихе прекрасные постановки делает Людмила Бабкина. Так что тут дело во времени, я думаю. Когда-нибудь мы будем посвободнее, и тоже будем ездить и смотреть полноценные российские спектакли в исполнении полноценных российских трупп..

— Ну, а теперь давайте перейдем к Вашему лагерю «Карусель». Почему вдруг Вы решили открыть лагерь? Почему не школу, не кружок бальных танцев?..

— Исторически так сложилось, что я обосновалась на курорте, куда по сезону приезжают люди. Это прекрасное место, чистый воздух, высокогорье, полторы тысячи метров высоты, горные прогулки, ранчо, верховая езда, горные лыжи. И мои дети со своими друзьями очень любят приезжать сюда отдыхать. И именно ожидая моих будущих внуков и их друзей, мне пришла мысль сделать вот такой лагерь. Конечно, мы думали и про языковые учебные программы, но все-таки имея такой антураж, такие панорамные виды, сконцентрировались на спортивных программах, именно оздоровительных.

Прекрасная альпийская вода и мое знакомство с местными фермерами дало идею организовать место, где мы сможем вкусно и качественно накормить детей. У нас всегда свежие фрукты овощи, яйца с фермы, молоко, сыр с альпийских сыроварен. Мы с детьми ходим и смотрим, как это делается, и сами помогаем. Это уникальное место, где мы можем создать свой уникальный проект, вот такой лагерь для небольшого количества детей. Понятно, что какой-то большой лагерь здесь просто не впишется в уединенную и уютную атмосферу высокогорья.

— Но ведь кроме всего того, что Вы перечислили, для Вас еще одним из главных направлений работы лагеря является русский язык. А к вам приезжают дети наших соотечественников не только из разных стран Европы…

— В нашем лагере русский язык как-то сам собой организовался, и дети часто говорят на русском. Многие дети наших соотечественников — это стопроцентные европейские дети, которые учатся в школе на французском, на немецком, на итальянском, но, приезжая в лагерь, начинают говорить на русском языке. Когда-то, где-то они слышали его от родителей и от бабушек, но только здесь они могут общаться со своими ровесниками.

Действительно, это была идея создания такого лагеря, где дети могут общаться на одном общем языке — русском. На практике мы не можем насильно заставить их разговаривать, и получается всегда по-разному. Иногда русский, иногда английский язык как-то само собой прорывается. Но преподаватель русского языка у нас очень сильная, интересная женщина с долгим опытом работы в качестве преподавателя русского, как иностранного. И именно с ней мы как-то пришли к пониманию, что надо делать игровые уроки.

Конечно, мы не можем уделять достаточно времени для классических занятий за столом, то есть, писать упражнения, расширять словарный запас… За две недели этого явно недостаточно, но мы можем за две недели преодолеть языковой барьер. И к детям приходит понимание того, что русский язык такой же полноценный, как и все европейские, и у них появляется интерес учиться на нем дальше.

— Мне иногда странно слышать, что наши родители-соотечественники не учат своих детей русскому языку. Я понимаю, у людей есть на то разные причины. Но для детей русский язык становится языком прошлого, языком дедушек и бабушек. Вы можете объяснить, почему так происходит?

— Да, я часто вижу таких детей. Думаю, что во многом это пережитки родителей. Есть мамы, которые не то, что уезжали, — убегали из России, и они стараются стереть из своей жизни негативный опыт прошлого. Многие действительно считают, что незачем вообще обучать детишек русскому языку. Но это проходящее, и было актуально лет десять назад. Сейчас отношение сильно изменилось, и многие дети из того поколения, поступая на работу, заполняя свои резюме, уже пишут, что они знают русский язык, а соответственно, им надо и статус повышать своего языка. И это все больше ценится при приеме на работу.

— Ирина, а Вы ощущаете себя живущей за границей? Какие у Вас отношения со своими швейцарскими друзьями?

— Когда я прихожу в гости, меня, как правило, стараются угостить чем-то национальным. А частенько подают и русские блюда. Я и сама готовлю блюда русской кухни для своих друзей, сама с большим удовольствием смотрю с ними русские фильмы. Мои друзья стараются создать для меня атмосферу присутствия в России. Да, может быть, когда за окном ездят автобусы со швейцарскими номерами, когда в магазине разговариваем на французском или на английском языке, это создает атмосферу зарубежья, но не более того. Никакого дискомфорта я абсолютно не ощущаю. Скажу больше, когда я сейчас приезжаю в Саратов, в Россию, особенно, в Москву, то вот там действительно создается ощущение, что все поменялось, и мы уже не в той стране, к которой привыкли, которую видели 10 лет назад. Там все очень быстро меняется.

— А Вам это нравится или нет?

— Это правда жизни. Как-то я просто принимаю все как есть, и не думаю, что это может нравиться или не нравиться. Конечно, сейчас, когда у меня в Швейцарии много местных друзей, мне уже приятно с ними общаться. И я вижу, что меня здесь любят, меня здесь принимают с удовольствием буквально все: кто помогает мне организовать лагерь — и администрация, и мои друзья, и фермеры, и коллеги, и вожатые, преподаватели, и все, с кем я дружу, и моя швейцарская семья, и итальянская. Поэтому моя душа сейчас, конечно, здесь. Сюда же приезжают мои друзья российские. А когда я приезжаю в Саратов, то с большим удовольствием общаюсь с моими родными там.

Но ведь именно сюда, в Швейцарию, со мной вместе приехали и все мои российские привычки, и мой оптимизм, который здесь ценят швейцарские коллеги, и выносливость, и я бы сказала, стрессоустойчивость, которая нужна в работе, как в России, так и в Швейцарии.

И, конечно же, веру в успех мне дают мои учителя, мои российские учителя, которые сопровождают меня всю жизнь, поддерживают меня, которые мне дали идею создания вот такого проекта в Европе. Дай Бог, чтобы у моих детей, у моих внуков нашлись такие же учителя, которые бы поддерживали их по всей жизни.

Честно сказать, я не ощущаю себя в Швейцарии за границей (да и в Америке, и в Италии, и в Израиле и во многих других странах, где есть русскоговорящие друзья и их дети). Как говорится: можно вывезти девушку из России, но нельзя вывезти Россию из девушки. А то, что мои соседи и коллеги потихоньку учат русский — так это по любви…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Пермский Комсомолец
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: